Последние новости

ИНКЛЮЗИВ С "ПОДВОДНЫМИ КАМНЯМИ"

На вопросы "ГА" отвечает директор Института коррекционной педагогики Российской академии образования, доктор педагогических наук, профессор Николай МАЛОФЕЕВ

"ГА" уже писал (03.10.2015) о недавно прошедшей в Ереване международной научно-практической конференции "Инклюзивное образование: современные проблемы и перспективы", организованной Армянским государственным педагогическим университетом им. Х.Абовяна (АГПУ), участие в которой принимал и директор Института коррекционной педагогики Российской академии образования, доктор педагогических наук профессор Николай Малофеев. Какие общие задачи стоят перед постсоветскими странами, внедряющими систему инклюзивного образования, каковы наиболее острые проблемы и опасности на пути к реализации инклюзивных программ, что должен уметь педагог, работающий с "детьми особой заботы"? Об этом и многом другом - наша беседа с Н.Малофеевым.

- Николай Николаевич, внедряя систему инклюзивного образования в Армении, России, да и в других постсоветских странах, мы преимущественно вынуждены пользоваться западным опытом, потому что для нас инклюзия - это нечто принципиально новое. Однако жизнь показывает, что многие программы, в том числе и в сфере образования, реализуемые по принципу калькирования, приводят к печальным результатам. Наверняка инклюзивное образование - не исключение...

- Вы правы. Еще в 1992 году, когда это движение только делало первые шаги, я опубликовал работу, которая называлась "Опасности слепого калькирования". Вряд ли в армянском или российском обществе найдутся люди, которые выскажутся против того, чтобы дети с инвалидностью имели возможность максимально полно реализовать свое право на образование, не будучи изолированными от социума. Однако мы должны понимать, что важен не красивый фасад сам по себе, а важно, чтобы ребенок-инвалид мог получить действительно хорошее образование. Но об этом-то как раз многие сторонники инклюзии мало задумываются.

Как можно калькировать опыт, скажем, западных стран, если у нас разные экономики, традиции, разная ментальность, разные условия и рынки труда, под которые мы готовим наших выпускников? Поэтому я никогда не говорю, что есть плохой или хороший опыт. Но слепое копирование не только неправильно, оно опасно. Когда-то мы решили взять пример с США и завалили кукурузой всю страну, посадив ее аж до Северного полюса. Что из этого вышло? Ничего хорошего. Но ведь к самой кукурузе претензий быть не может - вполне полезный продукт, который тем не менее не прижился во всех смыслах этого слова. В контексте инклюзивного образования наиболее продвинутыми являются скандинавские страны - Дания, Швеция, Норвегия.

- Вы говорите о странах с очень высоким экономическим уровнем...

- В том-то и дело: это страны с очень высоким уровнем экономики, страны, где подоходный налог, из которого потом тратятся деньги на инвалидов, составляет 49%. Вы согласились бы платить такой налог? К тому же речь идет о странах, не участвовавших ни в Первой мировой войне, ни во Второй. Это, повторюсь, другая экономика и другой рынок труда. Конечно, я с удовольствием применил бы датский опыт, но только при условии аналогичного социально-экономического уровня у нас, схожих традиций, менталитета и т.д. Я принципиально не согласен с распространенным нынче мнением, что специальные школы - это зло. Спецшколы и в советское время, и сегодня выполняли и продолжают выполнять важную работу по подготовке ребенка-инвалида к реальной жизни. Вряд ли в той же Дании кто-то умственно отсталого ребенка учит быть сапожником или плотником. Он никогда там не найдет работу. Но если мы нашего ребенка будем учить только быть счастливым, веселым, заниматься спортом, рисовать...

- Чудесно, но что дальше?

- Ключевой вопрос: что дальше? Чем он будет зарабатывать кусок хлеба? Поэтому я все-таки за взвешенные решения. Нельзя давать общих рекомендаций. Очень важно, идет ли речь о городском или сельском ребенке, важно, насколько семья заинтересована в интеграции своего ребенка в общественную жизнь, как она может ему помочь. Я - за инклюзивное образование, но с учетом всех вышеупомянутых факторов. Мы говорим: спецшкола плоха, интернат плох. Не спорю. Но не будем путать проблему плохой организации пребывания детей в спецшколе, интернате с методиками, которые в свое время были разработаны высококлассными специалистами. Таблица умножения не может быть хорошей или плохой - она либо верна, либо неверна. Так вот наши предшественники разработали и дали нам таблицу умножения. И я не вижу причин, почему сегодня мы должны ее стереть. Пусть педагог в сфере инклюзивного образования работает, как считает нужным, но таблицей умножения, методикой он владеть обязан. При всей моей любви к лошадям, собакам, дельфинам я не могу не констатировать, что дельфин ребенку-инвалиду учителя не заменит. Да, контакты с дельфином полезны, они способствуют формированию и укреплению в ребенке оптимизма - это правда. Но надо учиться читать и писать...

- То есть социальная инклюзия и образовательная - это все-таки разные вещи?

- Давайте не путать одно с другим. Я двумя руками за социальную инклюзию, которую нужно развивать. Что касается инклюзии образовательной, то здесь крайне важно детально обсуждать все нюансы с родителями, позиция которых, кстати, склонна меняться по мере того, как ребенок растет. Пока он маленький, это одна позиция. А вот ему 20 лет, он вышел из школы, на руках у него документы государственного образца, на него все смотрят как на равного. Но он не трудоустроен, у него нет друзей, нет любимой девушки или, соответственно, любимого юноши. Выходит, мы обманывали родителей? И часто родитель приходит к специалисту, от которого когда-то забрал ребенка, с риторическим вопросом: почему в свое время вы не убедили меня в том, что ребенку все-таки нужно специальное образование? Понятно, право выбора так или иначе за родителем, но он должен досконально знать, на что идет...

- Сегодня классы в общеобразовательных школах перегружены. При внедрении инклюзивной системы нередко получается такая картина: в классе 30 учеников плюс трое с особыми образовательными потребностями. И зачастую при этом для детей-инвалидов нет элементарных условий - пандусов, специальных туалетов, специальной организации питания и т.д. Да и с методиками пока не все ладно. Какова гарантия, что "дети особой заботы" сумеют усвоить учебный материал наравне с остальными 30 учениками? И до тех пор, пока все составляющие инклюзивного образования не проработаны детально, не обернется ли подход "ввяжемся, а там посмотрим" скорее вредом, нежели пользой?

- Вынужден с вами согласиться. Правда, сегодня на законодательном уровне уже закрепляются требования к условиям инклюзивного образования, квалификации педагога. Что касается перегруженности классов, это серьезная проблема. Вот вы сказали: "30 детей плюс трое с особыми потребностями". Если обратиться к западному опыту, то здесь все четко: один инклюзивный обучающийся приравнивается к 4 обычным. То есть если в класс ввели ребенка- инвалида, число учеников в классе должно сократиться. Ввели второго - еще одно сокращение. А если мы к 30 учащимся, что уже перебор, добавляем 3 "детей особой заботы", это никуда не годится. К тому же всегда надо осознавать, что у детей с инвалидностью разные проблемы, которые требуют разных подходов, методик. Поэтому в условиях загруженности классов с такими детьми однозначно не получится работать правильно.

В России эта проблема есть, и она решается законодательно. Какие школы могут быть инклюзивными, прописано в законе. Зачастую директор той или иной школы утверждает: наша школа инклюзивная. А потом выясняется, что условий никаких в этой школе нет - одно название "инклюзивная". Тогда вмешивается прокуратура, потому что речь идет о нарушении прав детей. В контексте инклюзивного образования исключительно важен также вопрос подготовки кадров. Может, скажем, незрячий ребенок учиться в общеобразовательной школе? Думаю, 98% таких детей могут и должны. Но получить качественное образование незрячий ребенок может только при условии, что все педагоги, которые с ним работают в обычной школе, владеют азбукой Брайля.

- А что, они не владеют? Не может быть!

- Может. Этих детей учат с голоса, и зачастую слепой ребенок, проучившись в условиях инклюзии несколько лет, не умеет ни читать, ни писать. Как же так? Если вы взяли в класс незрячего ребенка, так сначала подготовьте кадры. Для меня неважно, куда отвели ребенка, а важно, чтобы там ему дали образование, чтобы в дальнейшем он смог реализовать свой потенциал, прожил хорошую жизнь. Если этого нет, то все равно, как называется школа - инклюзивная, не инклюзивная. Мне часто приводят в пример замечательного английского ученого Стивена Хокинга, дескать, вот чего добился практически парализованный человек. Однако Хокинг - не корректный пример, потому что он рос здоровым ребенком. Болезнь к нему пришла, когда он уже был взрослым, сформировавшимся человеком. А мы говорим о детях, которые изначально ничего не имели, а образование помогло им сформироваться, развиться, добиться в жизни самореализации...

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • АЗЕРБАЙДЖАНСКАЯ "БАРБАРОССА"
      2018-02-16 18:24
      2173

      "Еще в 2004 году азербайджанские стратеги открыто указывали конкретные сроки ликвидации Армении", - заявил в интервью "ГА" историк, доктор политических наук Армен АЙВАЗЯН 

    • ВМЕШАЕТСЯ ЛИ ПЕРВОПРЕСТОЛЬНЫЙ?
      2018-02-16 13:25
      1290

      Нет второго такого государства в мире, столь нагло и бесцеремонно вмешивающегося в дела религиозных организаций, в вопросы Церкви, как Турция. Причем касается это не только Армянской Апостольской Церкви, но и других церквей, действующих в этой стране.          

    • ВОЙНА ПОЛОВ. ГРОТЕСК НА ФОНЕ "ЭФФЕКТА ВАЙНШТЕЙНА"
      2018-02-09 15:29
      1926

      Этот "дивный" новый мир... Парламент Швеции принял закон: отныне в этой стране мужчина обязан получить четкое согласие от женщины перед тем, как вступить с ней в интимную связь. Если партнерша демонстрирует хоть малейшие признаки сомнения (или делает вид, что демонстрирует), мужчине необходимо воздержаться, утверждают парламентарии. В противном случае это будет приравнено к изнасилованию.

    • СИРИЯ. ВОЙНА СЕГОДНЯ
      2018-02-07 15:01
      2137

      "Следующим логичным шагом в деле защиты курдского региона должно стать появление на его территории регулярных сирийских армейских частей – в этом принципиальный фактор безопасности Африна", - заявил в интервью "ГА" сотрудник кафедры всемирной истории и зарубежного регионоведения РАУ кандидат исторических наук Антон ЕВСТРАТОВ. 






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ