Последние новости

ЭТОТ НЕПЕРЕВОДИМЫЙ "ПЛАНИ ГЛУХ"

- Я родился при Сталине, в школу пошел при Хрущеве, служил в армии при Брежневе, мне триста лет! Что ты знаешь про Ереван? Ни черта ты не знаешь! А я помню, как на ул. Саят-Новы яблони, груши цвели, вишня росла...

- А это зачем? И откуда?

- Это от Ваника. Фамилию Шарамбеян слышал?

(Фрагмент разговора старого ереванца с юношей в майке от "Кока-Колы").

Ереван, как известно, начинается с труднопереводимого "Плани глух". Центр народного творчества имени Шарамбеяна как раз на "Плани глух" и стоит, из чего следует, что город в некотором смысле начинается с Шарамбеяна.

ЧТОБЫ ИЗБЕЖАТЬ УПРЕКОВ В ПРОПАГАНДЕ КУЛЬТА ЛИЧНОСТИ, можно сказать и так. Ереван начинался с людей, для которых город был не просто местом жительства, а центром творчества: научного, философского, художественного, спортивного, в том числе и народного, но прежде всего созидательного. Впрочем, если говорить о Шарамбеяне, то не менее центральным в его жизни был и Дилижан.

Два слова во славу Дилижана.

Дилижан для Армении, что Болдино для России, с той лишь разницей, что поэтическое излучение, заряжающее творчество, работает там во все времена года. Не случайно именно в Дилижане прижились дома творчества композиторов, кинематографистов, привечающие у себя и другой "бездомный" творческий люд.

Еще одна гордость Дилижана - филиал Государственного музея народного творчества, где Шарамбеян пробуждал в дилижанцах вкус к настоящей живописи и открыл первую в городе студию, возведенную позже в ранг художественной школы. Если бы только это, уже спасибо, но делал он не только это.

Здесь, в Дилижане, началось возрождение армянских народных промыслов. Поделки, производимые рукастыми самородками прошлых лет, оказалось, обретали эстетическую (теперь отчасти уже и этнографическую) ценность и, получая статус экспонатов, перекочевывали на музейные стеллажи. Что-то оседало в Дилижане, что-то отправлялось в дом на "Плани глух", что-то вывозилось напоказ за пределы Армении.

Как он искал и находил умельцев? Со слов Ваника Шарамбеяна, записанных в свое время автором.

"Да очень просто. Проходя по улице, обратил внимание на брелок в руках молодого человека. Вещица показалась любопытной, подхожу к парню в летной форме, прошу показать. То, что увидел, оказалось более чем интересным...

- Не могли бы зайти в музей с другими работами?

Молодой человек согласился.

- И что вы делаете с такой изумительной красотой? - интересуюсь.

- Что делаю? Дарю девушкам.

И тут же, не спрашивая, откладываю в сторону украшенные уникальной резьбой вещицы и объявляю: они останутся в музее, как и все, что будешь делать дальше.

- А как же девушки? - взволновался пилот.

- А девушки потом..."

Так командир "Яка" Рубен Ахвердян навсегда подружился с Музеем народного творчества.

 Ваник ШарамбеянБЫЛИ, КОНЕЧНО, И ДРУГИЕ. Многих на этом свете, наверное, уже нет, но автор не откажет себе в желании озвучить хотя бы несколько имен, названных Ваником Шарамбеяном много-много лет назад. Чтобы узналось и вспомнилось. Серо Асоян, Вагинак Казарян, Олег Черкешян, Норайр Арзуманян... Народные художники в чистом виде, пусть без званий. Резьба по металлу, ковроткачество, керамика плюс живопись, скульптура, графика. Создавалось, собиралось, оценивалось, хранилось в теплом доме на "Плани глух".

Строить, расширяться, проводить выставки, ярмарки, наращивать закупочный фонд - на все требовались деньги, а где их взять? Помогало умение убеждать, чисто человеческое обаяние, подкупала неповторимая шарамбеяновская улыбка, добрые отношения с всесильными первым вице-премьером Алексаном Киракосяном и заведующим ведущим отделом ЦК Альбертом Степаняном.

- Я верю в отдельных конкретных людей, а не в КПСС, - говорил Ваник.

При всем при том с персонажами, вызывающими стойкое желание вымыть руки, он не общался.

...История, о которой сегодня мало кто знает. В шестидесятых годах прошлого столетия в разгар холодной войны в Армению приехал американский художник Рокуэлл Кент. Знаменитость встретили по всем правилам, представили первым лицам, повезли в Дилижан. Показали все, что можно было показать, а когда настало время расставаться и надо было что-то подарить, крепко задумались. Что? Кувшин! Его нашли при раскопках вблизи Дилижана, показали международным экспертам, и те, определив возраст находки, заявили: "Этот экспонат может украсить любой музей мира!" Понятно, что без разрешения инстанций разбрасываться экспонатами такой ценности никто бы не мог, а вот Шарамбеян смог.

Рокуэлл Кент оценил щедрый дар и не расставался с ним до самого отъезда, а перед тем, как тронуться в обратный путь, сфотографировался на балконе дома, принимавшего Горького, Сарьяна, Пиотровского, Бриттена... На снимке, который автору повезло видеть, счастливо улыбающийся художник с осторожностью держит в руках подаренный сосуд.

Когда пришла весть о кончине Кента, из Америки сообщили: художник завещал захоронить свой прах в кувшине из Дилижана.

...ПАМЯТЬ О ВАНИКЕ ШАРАМБЕЯНЕ СОХРАНЯЕТСЯ И В САМЫХ ПОВСЕДНЕВНЫХ ВЕЩАХ. Ну например. Дома, как известно, начинаются с двери. Те дома, которые с евроремонтом, они все как один. Те, которые сами по себе, отличаются "лица необщим выражением" - украшены резьбой по дереву или металлу. За дверью часто ковры, скатерти, паласы - почти как в музее на "Плани глух". Когда вещи старые (не путать с ветхими), со своей историей, переходящие от одного поколения к другому, стены дома, где они находятся, отдают намоленностью. Ценить национальные художественные традиции, не дать им угаснуть - этому, если говорить о прикладной стороне дела, обучал шарамбеяновский музей.

Ереван тех же шестидесятых. Лучший мэр города за всю его историю Григор Асратян пробивает среди трущоб улицу Саят-Новы. Получается хорошо, но чего-то не хватает.

- Давай обсадим тротуары фруктовыми деревьями, - предлагает Шарамбеян.

- Зачем фруктовыми? - удивляется мэр.

- Чтобы у каждого ереванца было как бы свое дерево, - объяснил Шарамбеян.

Попробовали. Не получилось. Но запомнилось...

...Сегодня над Центром народного творчества сгустились тучи. Как сообщили СМИ, Министерство культуры собирается расторгнуть договоры с двадцатью двумя научными сотрудниками, которых, может получиться, сменят двадцать два обученных официанта. Или банкира. Или кто-то еще, не важно. И это не только нарушит место красоты в нашей жизни, но и право ереванцев на память о Ванике Шарамбеяне и его делах. 

Основная тема:
Теги:
  • Михаил 04-Окт-2017
    Министерство Культуры уже 25 лет свято выполняет то, что можно назвать "ЕВРОРЕМОНТОМ" ! Власть превратилась в "холопы" ЕС! Все хотят показаться европейцами(хотя европейцы сами хранят свое)! К сожалению, наши превратились в "МЕЩАНИН В ДВОРЯНСТВЕ"!(((((( ...... П.С. и откуда находят таких холопов??
    Ответить

ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

  • ОХРАНЯЕМЫЕ ЛИЦА И ИХ ТЕЛОХРАНИТЕЛИ
    2018-02-16 14:55
    1417

    Исповедь охранника, не желающего стать миллионером Левон Р., о котором ниже, вовсе не Левон Р., но в силу понятных причин, о чем тоже ниже, просил не называть ни имени, ни места работы в Ереване, хотя с недавних пор живет в ближнем Подмосковье. В Ереване Левон охранял известного олигарха, затем ушел в супермаркет (тоже в Ереване), сегодня занимается тем же в Москве, а на вопрос, собирается ли возвращаться в Ереван, ответил: "В самое ближайшее время".

  • ПРЕМЬЕР-МИНИСТР, ДВА МИНИСТРА И АРТИСТ БРОНЕВОЙ
    2018-02-14 15:30
    1628

    Что общего между бывшим министром России Алексеем Улюкаевым и одним из бывших министров Армении, кроме того, что оба были министрами? В своем последнем слове Улюкаев сказал запомнившиеся всем слова: "Простите меня за это, люди. Я виноват перед вами". Откозыряв армянскому министру, дежурный милиционер тоже сказал свое слово, и автор помнит его по сей день.

  • И ЭТО ВСЕ О НЕМ
    2018-02-14 13:26
    675

    Пятьдесят оттенков странного Явуз Орнек, академик (Турция), утверждает: "У меня есть доказательства, что пророк Ной говорил со своим сыном по мобильному телефону". Любопытно, но требует подтверждений. Дональд Трамп, президент США, заявил, что ему нравится руководить страной, пусть даже это тяжелая работа. Сомневаться не приходится, но вопросы есть. Ученые из Австралии: "Язык твитов Трампа свидетельствует о его невротизме". Хотя это свойство может оказаться полезным в бизнесе, исследователи не уверены, что оно пригодится при управлении страной (журнал Small Business Economics).

  • НЕ ВЕРЬТЕ ХУДЫМ ПОВАРАМ!
    2018-02-09 15:46
    815

    Прислушивайтесь к советам толстых Говорят, аппетит приходит во время еды, особенно если едите не вы. Как сообщили недавно СМИ, мы занимаем четвертое место в рейтинге беднейших стран Европы, а это означает, что сытых в Армении меньше, голодных больше, из чего следует: с терпимостью и взаимопониманием у нас тоже проблемы. 






ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

  • ЖИЗНЬ ДЛЯ ИСКУССТВА
    2018-02-19 14:47
    535

    В тбилисском журнале "Русский клуб" была опубликована зарисовка о художнике Левоне БАЯХЧЕВЕ, оставившем прекрасное творческое наследие. Автор статьи художник-искусствовед Генриетта ЮСТИНСКАЯ была знакома с Баяхчевым с детства. Мы предлагаем ее статью вниманию наших читателей.

  • ПОСВЯЩЕНИЕ МУЗЫКЕ
    2018-02-16 15:25
    1320

    Чествование 85-летия великого Пендерецкого началось с концертов в Ереване В эти дни в Ереване вместе со своей супругой находится польский дирижер и композитор Кшиштоф Пендерецкий. Музыкальная общественность Армении знакома с богатейшим разножанровым творчеством композитора с армянскими корнями прежде всего благодаря международному музыкальному фестивалю "Ереванские перспективы", в рамках которого не раз проходили его авторские вечера.

  • В Ване открывается Музей Урарту
    2018-02-16 10:36
    346

    Музей Урарту, в течение долгого времени строящийся возле крепости Ван, с 10 апреля откроет свои двери для посетителей.

  • ПОЭТИЧЕСКОЕ ИСКУССТВО ОВАНЕСА ЗАРДАРЯНА
    2018-02-14 16:05
    3600

    Наше национальное достояние   Он много писал. Всегда много работал. Незачем напоминать его работы - они на памяти у всех, кто любит живопись. "Маки", "Арагац", "Яркий вечер", "В октябре", "Арарат весной"... Эти работы давно стали классикой, а их автор Ованес Зардарян принадлежит сонму представителей классической армянской школы изобразительного искусства Армении, на вершине которой ярко светится имя Мартироса Сарьяна, его "золотого" времени.