Последние новости

ЭХОКАРДИОГРАММА

Минувшей суровой зимой у меня проснулась щитовидная железа. То-то я всю жизнь недоумевала, когда же скажется моя излишняя впечатлительность. Сказалась. Эндокринолог послал меня в медицинский центр сделать УЗИ щитовидки, эхокардиограмму и взять кровь из вены, чтобы проверить целый ряд каких-то таинственных параметров, в том числе и состояние моих гормонов.

Я ПОСЛУШНО ПОШЛА. ВСЕ ИЗМЕРИЛИ, ВЫСЛУШАЛИ, ВСЕ ПРОСТУКАЛИ, а кровь отправили в лабораторию. Я ныряла в медцентре из кабинета в кабинет. Пока ждала очередного приема, разговорилась с одной посетительницей.

- Вы еще скажите спасибо, что у вас щитовидка, а не альцгеймер, тяжело вздыхая, сказала она. В самом деле, надо поблагодарить высшие силы.

Медцентр сверкал чистотой. Пластик под ногами, пластинами из пластика облицованы стены, мебель тоже из пластика - словом, кругом технологический рай. Все очень красивого нежно-серого тона, все аккуратненько, ну да, пластик ведь легко моется.

Когда дело дошло до кардиолога, делавшего мне эхокардиограмму, я сразу выложила ему, что я осталась одна на свете, поэтому все нужно говорить мне прямо в лицо, я ведь пришла за приговором. Он ответил мне, что это вообще стиль сегодняшней медицины, пришедший с Запада. Ну что ж, трендам надо подчиняться.

Он велел мне переворачиваться с бока на бок, потом лечь на спину и на грудь. Внушительных размеров аппарат слегка урчал. Кардиолог сноровисто водил по моей грудной клетке кончиком какого-то синтетического хоботка. Потом остановился и неожиданно спросил меня, не хочу ли я послушать, как работает мое сердце. Я слегка оробела, но кивнула, дескать, да, хочу. Он чуть увеличил звук аппарата, и я услышала тоны своего уставшего за жизнь сердца. Впечатление было такое, словно в большом темном замкнутом помещении с чудовищным резонансом мечется какой-то зверь – стонет, плачет, рычит и молит выпустить его на волю. Эти иномирные терзания впечатлили меня настолько, что я сама готова была немедленно вырваться из медцентра на волю, на залитую солнцем улицу.

- Вот так работает наше сердце, - безмятежно сказал кардиолог и стал что-то писать (целый лист писанины), а также склеивать какие-то снимочки моего сердца в разном положении.

Я ОДЕЛАСЬ И СЕЛА НАПРОТИВ КАРДИОЛОГА, ОЖИДАЯ ЕГО КОРОТКОГО вердикта, ведь что я могла понять в этом листе писанины, в этой медицинской латыни. Он призадумался. Эге, подумала я, это плохой знак, не знает, что сказать. Вдруг он бросил взгляд на мою анкету и всплеснул руками:

- Так вам 80 лет?

- Да, - как-то виновато произнесла я.

- Ну если ваше сердце продержалось 80 лет, то, может, и еще продержится, - сказал он уже веселее. – Диагноз, учитывая ваш возраст, я могу поставить такой: лучше, чем плохо. Мышца сердца дряблая, зато пульс хороший. Операцию можно пока не делать.

- Какая операция в моем возрасте? – подумала я. - Знаем мы эти операции. Помогли ли они Евстигнееву, Окуджаве, Рихтеру и т.д.

Дряблая сердечная мышца. И я мгновенно вспомнила гениальные слова Маяковского - "окровавленный сердца лоскут". Но формулировка кардиолога "лучше, чем плохо" мне очень понравилась, подействовала на мое писательское воображение. Если ты умеешь так четко формулировать, что же ты застрял в кардиологии, иди в писатели, подумала я. И что это ты исписываешь целую большую страницу, если можешь сказать всего три слова?

И тут во мне самой заговорил писатель, и я отважилась задать ему давно волновавший меня вопрос.

- Знаете, у меня есть эссе, оно называется "Сердце – благородный и таинственный орган". Так вот я хочу понять, как почти сразу после момента зачатия в этом маленьком комочке протоплазмы возникает первый удар, зарождается первое биение пульса. Кто его заложил? Бог? И этого кем-то заложенного ритма хватает потом на целую жизнь, в моем случае, скажем, уже на 80 лет, а у иных и на 90-95 и даже 100 лет. Так кто же так хорошо оснащает и запускает нас в столь длительную дорогу?

Кардиолог сидел слегка ошарашенный.

- Я как-то никогда об этом не задумывался, - несколько оторопев, сказал он. И тут же спросил: - Кто вы? Врач?

- Нет.

- Биолог, психолог?

- Нет.

- Так кто же вы?

- Я человек пишущий.

- Что пишущий?

- А вот что взбредет в голову, о том и пишу.

ЕГО ЗАДУМЧИВОСТЬ НЕ ПРОХОДИЛА.

- Одно могу сказать вам: как всякий непарный орган, сердце очень выносливо, пожалуй, выносливей всех остальных непарных органов. Но вся загвоздка в том, что времена ныне наступили такие, что через десять лет каждый живущий на Земле человек будет диабетиком. Как это скажется даже на таком очень выносливом органе, как сердце, вы и сами можете догадаться.

И он пошел провожать меня до входной двери в медцентр. Я восприняла это как большую честь.

- Ну и день у меня сегодня выдался. Таких пациентов у меня еще не было. Однако о самом первом ударе пульса и его природе я еще подумаю.

- Это будет неплохо, если вы подумаете. Моя анкета и телефон в вашем центре есть, - сказала я. Он пожал мне руку.

Пока не звонил. Впрочем, я уже привыкла к тому, что суета жизни гасит любую вспышку любознательности, не дает заинтересованности продлиться сколько-нибудь долго даже у очень неглупых людей. Мы не Ньютоны, не Канты, не Менделеевы. Последний, прикорнув как-то в послеобеденный час, увидел во сне сразу всю систему элементов только потому, что его подсознание неотступно думало об этом многие годы.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ИСКУССТВЕННЫЙ ИНТЕЛЛЕКТ
      2018-03-16 15:30
      1017

      Если мне позволено будет поразмышлять над вопросом, над которым давно уже бьются глубокомысленные ученые, я опишу все это с точки зрения гуманитария и творческого человека, в частности, писателя. Тема, что и говорить, волнующая. Мышление, рождение идей, поиск интеллектуальных решений – все это не может не волновать. Но, вычленяя эту тему, сознаем ли мы, что почти ничего не знаем об этой области, да, возможно, и никогда не узнаем? О, мне понятно дерзновение молодых, которые считают, что дерзновение хорошо во всяком деле, но хорошо ли оно там, где, может быть, брода нет?

    • ТАКОЕ РАЗНОЛИКОЕ СЛОВО
      2017-12-01 15:53
      2283

      Я долго избегала сцены, то есть устных выступлений. Пожалуй, слишком долго. В советские годы я еще как бы не добирала солидности. Потом грянула перестройка с ее круглосуточной болтовней. И пришла литература Серебряного века. Я жадно читала. Потом началось Карабахское движение, а с развалом СССР и блокада Армении. Тут уж все сидели по своим холодным углам. 

    • ИРОНИЯ, СЕСТРА ПЕЧАЛИ
      2017-10-06 14:52
      4447

      Не мне одной исполнилось 80 лет минувшим летом. Кое-кто из оставшихся в живых моих старых друзей тоже отметил столь почтенный юбилей, причем отметил широко, в ресторане, в кругу многочисленных гостей. Пригласили и меня. Больше полувека дружбы - вещь не пустячная. После моей замкнутой жизни в последние годы этот выход в "свет" ослепительно брызнул в лицо. 

    • КОГДА ТЕБЯ ЗАСЕЕТ СЕДИНА
      2017-06-23 14:50
      2972

      Старость, задувающая огни. Краешек, за которым еще больший краешек, если таковой будет отпущен. Как медленны жизненные ступени старости! Но своя изюминка есть и в преклонных годах, поверьте мне. Теперь все, что нас волнует, становится сдержанней, но всего этого не становится меньше. Еще недавно радостью жизни была чашка кофе по утрам. Когда-то курила. Теперь даже не вспоминаю ни о том, ни о другом, ибо жизнь имеет радости и пограндиознее, причем даже старость не бедна ими. Ведь что такое старый человек? Это огромный ресурс, годы человека выявляют значительность прожитого. Я не против старости, я против душевной дряхлости. Каждый новый день – это новый опыт. Мне всегда было интересно жить. И не только как художнику, но и просто как человеку. Приветливые глаза прохожего, спелый тон туфа, внезапная смелая мысль, вкус и форма плода в руке – кто сказал, что это мелочи жизни?!






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ПРАЗДНИК ДУХОВНОСТИ В ЦЕНТРЕ КАЛИФОРНИИ
      2018-09-19 15:25
      89

      О новом американском музее Посвящается все тем, кто перечитывает Уильяма Сарояна, и в первую очередь N.G. В 1952 году в Нью-Йорке вышла монография Literary America. В ней рассказывалось о поселениях и городах, где жили или родились американские писатели (начиная с XVII столетия). Благодаря 44-летнему Уильяму Сарояну в эту монографию попали сведения и о Фрезно. Именно книги американского армянина открыли Америке глухую аграрную провинцию, населенную озорными людьми, которые, в отличие от остальных американцев, стремились не к сиюминутному успеху, а старались постичь мудрость.

    • РОДИНА: ГОРЕЧЬ И ВЕРА
      2018-09-17 15:14
      485

      К 80-летию со дня смерти Ваана ТОТОВЕНЦА Известного армянского писателя Ваана ТОТОВЕНЦА (1894-1938), который был родом из Западной Армении (провинция Харберд, г. Мезире), Военная коллегия Верхового суда СССР приговорила к высшей мере наказания. После мучительного тюремного марафона и семнадцати изматывающих допросов, спустя два года после ареста, 18 июля 1938 года  в день его рождения приговор о расстреле был вынесен и немедленно приведен в исполнение.

    • 17 ПОЭТОВ И АЙРЕНЫ
      2018-09-14 15:00
      1677

      Кем был Саят-Нова? Полиглотом? Моралистом? Ткачом? Изобретателем компактного ткацкого станка с подвижной осью? Певцом с волшебным от природы тенором? Монахом-схимником? Что может успеть человек (речь идет о Петросе Дуряне) за двадцать лет между рождением и смертью, за совсем вроде бы короткий век? Какие три интереснейших момента содержатся в биографии Аветика Исаакяна? Что общего между судьбами Паруйра Севака и Минаса Аветисяна?

    • ЧЕЛОВЕК-АМФИБИЯ
      2018-09-07 15:41
      987

      Ихтиандр был тоской человека, навечно скованного гуттаперчевым ортопедическим корсетом, тоской по безграничной физической и духовной свободе. О. Орлов