Последние новости

ЭХОКАРДИОГРАММА

Минувшей суровой зимой у меня проснулась щитовидная железа. То-то я всю жизнь недоумевала, когда же скажется моя излишняя впечатлительность. Сказалась. Эндокринолог послал меня в медицинский центр сделать УЗИ щитовидки, эхокардиограмму и взять кровь из вены, чтобы проверить целый ряд каких-то таинственных параметров, в том числе и состояние моих гормонов.

Я ПОСЛУШНО ПОШЛА. ВСЕ ИЗМЕРИЛИ, ВЫСЛУШАЛИ, ВСЕ ПРОСТУКАЛИ, а кровь отправили в лабораторию. Я ныряла в медцентре из кабинета в кабинет. Пока ждала очередного приема, разговорилась с одной посетительницей.

- Вы еще скажите спасибо, что у вас щитовидка, а не альцгеймер, тяжело вздыхая, сказала она. В самом деле, надо поблагодарить высшие силы.

Медцентр сверкал чистотой. Пластик под ногами, пластинами из пластика облицованы стены, мебель тоже из пластика - словом, кругом технологический рай. Все очень красивого нежно-серого тона, все аккуратненько, ну да, пластик ведь легко моется.

Когда дело дошло до кардиолога, делавшего мне эхокардиограмму, я сразу выложила ему, что я осталась одна на свете, поэтому все нужно говорить мне прямо в лицо, я ведь пришла за приговором. Он ответил мне, что это вообще стиль сегодняшней медицины, пришедший с Запада. Ну что ж, трендам надо подчиняться.

Он велел мне переворачиваться с бока на бок, потом лечь на спину и на грудь. Внушительных размеров аппарат слегка урчал. Кардиолог сноровисто водил по моей грудной клетке кончиком какого-то синтетического хоботка. Потом остановился и неожиданно спросил меня, не хочу ли я послушать, как работает мое сердце. Я слегка оробела, но кивнула, дескать, да, хочу. Он чуть увеличил звук аппарата, и я услышала тоны своего уставшего за жизнь сердца. Впечатление было такое, словно в большом темном замкнутом помещении с чудовищным резонансом мечется какой-то зверь – стонет, плачет, рычит и молит выпустить его на волю. Эти иномирные терзания впечатлили меня настолько, что я сама готова была немедленно вырваться из медцентра на волю, на залитую солнцем улицу.

- Вот так работает наше сердце, - безмятежно сказал кардиолог и стал что-то писать (целый лист писанины), а также склеивать какие-то снимочки моего сердца в разном положении.

Я ОДЕЛАСЬ И СЕЛА НАПРОТИВ КАРДИОЛОГА, ОЖИДАЯ ЕГО КОРОТКОГО вердикта, ведь что я могла понять в этом листе писанины, в этой медицинской латыни. Он призадумался. Эге, подумала я, это плохой знак, не знает, что сказать. Вдруг он бросил взгляд на мою анкету и всплеснул руками:

- Так вам 80 лет?

- Да, - как-то виновато произнесла я.

- Ну если ваше сердце продержалось 80 лет, то, может, и еще продержится, - сказал он уже веселее. – Диагноз, учитывая ваш возраст, я могу поставить такой: лучше, чем плохо. Мышца сердца дряблая, зато пульс хороший. Операцию можно пока не делать.

- Какая операция в моем возрасте? – подумала я. - Знаем мы эти операции. Помогли ли они Евстигнееву, Окуджаве, Рихтеру и т.д.

Дряблая сердечная мышца. И я мгновенно вспомнила гениальные слова Маяковского - "окровавленный сердца лоскут". Но формулировка кардиолога "лучше, чем плохо" мне очень понравилась, подействовала на мое писательское воображение. Если ты умеешь так четко формулировать, что же ты застрял в кардиологии, иди в писатели, подумала я. И что это ты исписываешь целую большую страницу, если можешь сказать всего три слова?

И тут во мне самой заговорил писатель, и я отважилась задать ему давно волновавший меня вопрос.

- Знаете, у меня есть эссе, оно называется "Сердце – благородный и таинственный орган". Так вот я хочу понять, как почти сразу после момента зачатия в этом маленьком комочке протоплазмы возникает первый удар, зарождается первое биение пульса. Кто его заложил? Бог? И этого кем-то заложенного ритма хватает потом на целую жизнь, в моем случае, скажем, уже на 80 лет, а у иных и на 90-95 и даже 100 лет. Так кто же так хорошо оснащает и запускает нас в столь длительную дорогу?

Кардиолог сидел слегка ошарашенный.

- Я как-то никогда об этом не задумывался, - несколько оторопев, сказал он. И тут же спросил: - Кто вы? Врач?

- Нет.

- Биолог, психолог?

- Нет.

- Так кто же вы?

- Я человек пишущий.

- Что пишущий?

- А вот что взбредет в голову, о том и пишу.

ЕГО ЗАДУМЧИВОСТЬ НЕ ПРОХОДИЛА.

- Одно могу сказать вам: как всякий непарный орган, сердце очень выносливо, пожалуй, выносливей всех остальных непарных органов. Но вся загвоздка в том, что времена ныне наступили такие, что через десять лет каждый живущий на Земле человек будет диабетиком. Как это скажется даже на таком очень выносливом органе, как сердце, вы и сами можете догадаться.

И он пошел провожать меня до входной двери в медцентр. Я восприняла это как большую честь.

- Ну и день у меня сегодня выдался. Таких пациентов у меня еще не было. Однако о самом первом ударе пульса и его природе я еще подумаю.

- Это будет неплохо, если вы подумаете. Моя анкета и телефон в вашем центре есть, - сказала я. Он пожал мне руку.

Пока не звонил. Впрочем, я уже привыкла к тому, что суета жизни гасит любую вспышку любознательности, не дает заинтересованности продлиться сколько-нибудь долго даже у очень неглупых людей. Мы не Ньютоны, не Канты, не Менделеевы. Последний, прикорнув как-то в послеобеденный час, увидел во сне сразу всю систему элементов только потому, что его подсознание неотступно думало об этом многие годы.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ТАКОЕ РАЗНОЛИКОЕ СЛОВО
      2017-12-01 15:53
      2073

      Я долго избегала сцены, то есть устных выступлений. Пожалуй, слишком долго. В советские годы я еще как бы не добирала солидности. Потом грянула перестройка с ее круглосуточной болтовней. И пришла литература Серебряного века. Я жадно читала. Потом началось Карабахское движение, а с развалом СССР и блокада Армении. Тут уж все сидели по своим холодным углам. 

    • ИРОНИЯ, СЕСТРА ПЕЧАЛИ
      2017-10-06 14:52
      4277

      Не мне одной исполнилось 80 лет минувшим летом. Кое-кто из оставшихся в живых моих старых друзей тоже отметил столь почтенный юбилей, причем отметил широко, в ресторане, в кругу многочисленных гостей. Пригласили и меня. Больше полувека дружбы - вещь не пустячная. После моей замкнутой жизни в последние годы этот выход в "свет" ослепительно брызнул в лицо. 

    • КОГДА ТЕБЯ ЗАСЕЕТ СЕДИНА
      2017-06-23 14:50
      2770

      Старость, задувающая огни. Краешек, за которым еще больший краешек, если таковой будет отпущен. Как медленны жизненные ступени старости! Но своя изюминка есть и в преклонных годах, поверьте мне. Теперь все, что нас волнует, становится сдержанней, но всего этого не становится меньше. Еще недавно радостью жизни была чашка кофе по утрам. Когда-то курила. Теперь даже не вспоминаю ни о том, ни о другом, ибо жизнь имеет радости и пограндиознее, причем даже старость не бедна ими. Ведь что такое старый человек? Это огромный ресурс, годы человека выявляют значительность прожитого. Я не против старости, я против душевной дряхлости. Каждый новый день – это новый опыт. Мне всегда было интересно жить. И не только как художнику, но и просто как человеку. Приветливые глаза прохожего, спелый тон туфа, внезапная смелая мысль, вкус и форма плода в руке – кто сказал, что это мелочи жизни?!

    • МОЩЬ СЛОВА И НЕИСТОВАЯ КИСТЬ
      2017-05-31 15:59
      7502

      Лучшее из того, что я слышала и читала о Мартиросе Сарьяне (не считая, конечно, работы Волошина), - это устные рассказы Владимира Рогова и мемуарная проза Андрея Белого. Когда я слушала поэта, переводчика и живописца Владимира Рогова, я сетовала, что со мной нет магнитофона. Когда я читала ритмизованную прозу Андрея Белого, я сожалела, что книга эта не стоит на моей полке (теперь стоит). Ничего лучше тех устных вдохновенных рассказов и тех углубленно-сосредоточенных строк я не знаю во всей ныне уже обширной литературе о Мартиросе Сарьяне.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ПОДЛОСТИ БОЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА
      2018-01-17 11:53
      767

      "То, что я написал, выстрадано годами диктатуры и невежества толпы запуганных рабов, в которую семья Алиевых превратила население Азербайджана. Ложь и ненависть сидят даже в тех, кто по тем или иным причинам выступают против власти, ибо ни один из них не осмелился открыто признать тотальную фальсификацию истории Азербайджана и не осмелился оспорить принадлежность Азербайджану Нагорного Карабаха. Ни один человек в стране не решился признать историческую реальность Геноцида армян в Османской империи. Я знаю, что буду проклят в Азербайджане не только властями, но и теми, без молчаливого согласия которых не может существовать ни одна диктатура. Ибо диктатор сидит не на троне. Он сидит в каждом, кто лжет, боится, ненавидит и молчит". 

    • ЛЮБИЛИ ДРУГ ДРУГА И УМЕРЛИ В ОДИН ДЕНЬ…
      2017-12-25 11:01
      4796

      Вольер был небольшой, но удобный, хозяева были добрые и заботливые, но Они никого и ничего вокруг не замечали – Павлин и его Пава.

    • ЛАУРЕАТ "ВОЗНИ" - ОВАНЕС ПАПИКЯН
      2017-12-22 17:50
      5448

      Редакция газеты "Возни" по традиции определила своего лучшего автора года. 

    • Глава Союза писателей подвел итоги года
      2017-12-15 17:48
      6792

      Уходящий год был очень насыщенным для Союза писателей Армении, заявил глава Союза писателей Эдвард Милитонян.