Последние новости

ПРИОРИТЕТЫ ГОСБЮДЖЕТА-2018 - КАПВЛОЖЕНИЯ И ОБОРОНА

О философии подхода к разработке главного финансового документа страны - проекта госбюджета на 2018 год, о том почему было важно увеличить капитальные расходы и почему не будут подниматься пенсии в будущем году, в интервью министра финансов РА Вардана АРАМЯНА "Голосу Армении".

- Можно ли говорить, что проект госбюджета Армении на 2018 год принципиально разнится с предыдущими и изменилась философия подхода к его составлению?

- Я бы ответил на вопрос следующим образом. Определенные изменения в философии подхода состоят в том, что мы создали правила, которые понятны не только составителям бюджета, но и обществу. Когда проходят обсуждения бюджета, зачастую случается фокусирование на какой-то конкретной строчке, на каком-то финансовом показателе: почему на ту или иную сферу или программу выдана такая сумма? Но это частности. Они, конечно, тоже важны, но намного важнее общий вид бюджета, то, какая философия в нем заложена. Ведь бюджет - это не только таблица финансовых потоков правительства, не только просто цифры, но и один из важнейших инструментов управления экономикой. И он должен быть воспринимаемым и понятным для всех, и в первую очередь для хозяйствующих субъектов.

Для того чтобы предприниматель инвестировал, он должен понимать, по каким правилам строится работа нашей фискальной политики и вообще - есть они или нет. Поэтому для нас чрезвычайно важно довести до сведения всех, какие фискальные правила мы внедряем, и наш диалог с обществом будет идти именно в этих рамках. А правила эти в своей основе имеют глубокую экономическую философию. Причем очень простую. Фискальная политика должна постоянно содействовать экономическому росту. И должна быть создана база, позволяющая избежать в будущем каких-либо рисков в управлении госдолгом и обязательствами по расходной части бюджета. Это основное.

- С идеологией ясно, а что мы имеем на 2018 год по основным показателям бюджета?

- В 2018 году доходы по бюджету мы увеличиваем примерно на 100 млрд драмов по сравнению с годом нынешним. Примерно на столько же увеличиваем расходы, оставляя дефицит на уровне 2017 года, хотя доля дефицита в ВВП станет меньше. Те 100 миллиардов, на которые увеличиваются расходы, в основном пойдут по двум направлениям: капитальные расходы и оборона. Почему именно на это?

Если мы желаем иметь экономический рост в размере 5% и выше, нужно предпринять определенные действия. Одним из важнейших таких предусловий являются капитальные вложения в инфраструктуры. Ведь именно хорошие инфраструктуры привлекают предпринимателей для осуществления инвестиций. Если бизнесмен решит построить гостиницу, он не будет делать это в местах, где нет коммуникаций. Но зато он построит туристический объект там, где есть хорошие дороги и большой поток людей. Отсюда и логика: государство должно развивать инфраструктуры с тем, чтобы частный бизнес осуществлял инвестиции. Кстати, еще одно важнейшее предусловие для частных капиталовложений, и это тоже прописная истина, - прогнозируемая среда в экономической политике страны. Это относится и к макроэкономической политике, которую мы стараемся сделать стабильной.

И второе - региональная безопасность и стабильность. Если мы не будем вкладывать необходимые средства в оборону и сохранять баланс в этой сфере с противником, всегда есть риски возобновления боевых действий. Паритет же снижает эти риски, потому что противная сторона очень хорошо осведомлена о возможностях Республики Армения. А это в свою очередь и сигнал для частных инвесторов - намного легче привлечь средства туда, где нет опасности развития военного конфликта.

- Часть денег на капитальные расходы удалось найти благодаря оптимизации расходов по текущим средствам. Как удалось этого достичь?

- На самом деле была проведена серьезная работа со стороны правительства. И, например, те сокращения в социальной сфере, где прилагаются усилия сэкономить средства в размере 14 млрд драмов, просто так получиться не могут. Естественно, что ответственные за эту сферу приложили существенные усилия, подготовили реформы для того, чтобы меньшими средствами иметь больший социальный эффект. Делается все, для того, чтобы средства тратились целенаправленно, чтобы, например, безработным не просто выдавать пособия, а реально помочь найти себе работу.

В целом же мы поступили следующим образом. В рамках среднесрочных расходов были выделены те, которые исходят из нашей экономической доктрины, и те, которые защищены. Например, обслуживание госдолга или обязательств по международным договорам. В эту категорию статей также входят расходы на оборону и плюс, если желаем иметь экономический рост, - статья капитальных расходов. Остальное - это те расходы, которые мы можем оптимизировать путем совместной работы. Для этого нам потребовалось их переосмысление. Ведь для того, чтобы в сфере здравоохранения, социального обеспечения и других уменьшить расходы даже на 10%, нужно не просто сокращение, а переосмысление.

- Есть в проекте бюджета, на ваш взгляд, слабые места, допущенные намеренно, как меньшее из зол?

- На самом деле это, конечно, расходы на социальную сферу. Например, тот факт, что мы не можем пока увеличить размер пенсий. Все прекрасно осознают, что сегодняшние пенсии находятся на уровне, который не может удовлетворить людей, и это проблема. Или то, что минимальная зарплата - это лишь социальный инструмент, а не экономический. Мы прекрасно осознаем, что, не поднимая все это, можем вызвать определенное негативное отношение населения, но в то же время мы должны быть честны и избежать ситуации, когда страна подойдет к краху и большим проблемам, как это, например, случилось в свое время в Греции, где постоянно поднимали пенсии, а в итоге пришлось ее сократить в несколько раз. В нашем случае повышение пенсий даже на 5 тысяч драмов - это новые обязательства в размере 25 млрд драмов, которые нужно будет выделять не один год, а ежегодно. Но мы просто обязаны думать не только о сегодняшнем дне, но и о будущем. Потому в этом смысле слабые места бюджета - неувеличение расходов на социальную сферу. Но зато я уверен, что мы сможем это сделать, когда будем иметь высокий экономический рост, а он будет.

- Вопрос, не относящийся напрямую к Минфину, но напрямую связанный с состоянием экономики страны. Сейчас, кажется, один из самых главных показателей для Армении - баланс прибывающих и убывающих из страны. В последние годы он был отрицательным. Как думаете, когда он станет положительным?

- Трудно ответить. Но в любом случае мы должны прийти к тому, чтобы население Армении росло. К этому есть один ключ, названный президентом: трудно достичь этого показателя (4 млн населения к 2040 году. - К.А.) только в формате, когда акцент будет делаться на социальных инструментах для увеличения рождаемости или продолжительности жизни людей. На самом деле, и жизнь показывает это, мы должны в течение ближайших лет приложить все усилия для того, чтобы миграционный поток пошел вспять. Когда это случится? Когда темпы нашего экономического роста будут значительно выше темпов других стран и доля ВВП на душу населения в Армении приблизится к этим странам. Куда в основном сегодня уезжают армяне? В Россию. В том числе потому, что российская экономика дает ВВП на душу населения примерно в 2 раза больше, чем наша. Учитывая, что российская экономика растет сейчас на 1,5% в год, нам нужно расти на 5%, чтобы через несколько лет сократить имеющееся отставание. И тогда привлекательность идеи выезда на работу в Россию с тем, чтобы заработанное посылать в Армению, резко уменьшится, так как при прочих равных условиях человек себя чувствует намного комфортнее на родине, чем на чужбине. Думаю, что в среднесрочной перспективе такая ситуация станет возможной.

- В последнее время общественность встревожена размером госдолга Армении. Насколько он управляем?

- Госдолг, я уверен, имеет весьма управляемый уровень, и мы постоянно подчеркиваем, что главное - это куда мы идем, какую политику разрабатываем и осуществляем. Кстати, все международные структуры, в том числе рейтинговые организации, также акцентируют внимание на последнем. По этой причине они не поменяли рейтинг Армении (и не поменяли даже перспективу) со стабильного на пессимистический, хотя показатели нашего долга за последние 2 года существенно выросли. Почему? Потому что видят, что правительство ведет разумную политику и его действия направлены в том числе на повышение управляемости госдолгом. Да, в течение двух лет показатель госдолга увеличился примерно на 13 пунктов, но в этом году темпы роста замедлились. Дело в том, что невозможно было сразу остановить этот рост, поскольку еще оставалась некоторая инерция. Но уже в 2018 году мы ожидаем не продолжение замедления роста долга, а его сокращения с 55,1% по отношению к ВВП до 54,1%. А что касается статического положения, то все оценки показывают, что мы продолжаем оставаться страной, имеющей низкую долговую нагрузку.

- Кстати, поэтому тоже нам не прощают долги, как некоторым другим странам?

- Вообще-то обычно прощают долги тем, кто не может их выплачивать. Кому списывают долги те же банки? Конечно же, не тому заемщику, который нормально выплачивает свой кредит, это было бы абсурдно. Армения же со своими экономическими возможностями может выполнять обязательства по долгам. Кроме того, прощение долга ведет к плохой инвестиционной репутации страны и может стать сигналом плохой ситуации в стране для инвестора. Если страна не может выполнять своих обязательств по госдолгу, то где гарантии, что она сможет выполнять и другие обязательства?

- За тот период, уже более одного года, что вы возглавляете Минфин, было что-то из запланированного, но не выполненного?

- Ничего такого, что мы запланировали, но не смогли сделать, не было. Если правильно оцениваешь свои ресурсы, то и планы строишь соответствующие. Были лишь некоторые сдвиги по времени, которые имели свои объективные предпосылки. Например, подготовка изменений по части имущественного налога длится дольше запланированного, но это также имело и свою положительную сторону, потому что те новые подходы, которые у нас появились сейчас в результате обсуждений, намного лучше тех, что были в начале 2017 года. Тогда мы собирались осуществить реформы в один этап, но после обсуждений решили, что нужно набраться смелости и решать вопрос глубинно. И это будет реформа не на 1-2 года, а на более длительный срок. Но в любом случае мы должны это сделать. Вопрос стоит таким образом: если сейчас не время для полной реформы, то когда? Надеюсь, в ближайшее время закончим обсуждения со всеми заинтересованными сторонами и убедимся, что мы правы. Были сдвиги по времени и по некоторым другим работам, но в общем пока все получается, и это благодаря тому, что у нас хорошая команда.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • СУТЬ И ЭТАПЫ 10-ЛЕТНЕЙ ИНВЕСТПРОГРАММЫ ЭСА
      2017-11-22 18:22
      171

      До 6,4% снизятся потери компании "Электрические сети Армении" (ЭСА) после осуществления большой инвестиционной программы, рассчитанной на ближайшие десять лет, что будет соответствовать лучшим показателям, фиксируемым сейчас в ведущих странах Европы. 

    • ЭНЕРГЕТИКА ЖДЕТ КАЧЕСТВЕННЫХ СПЕЦИАЛИСТОВ
      2017-11-13 18:59
      3639

      13 ноября в Национальном Политехническом университете Армении (НПУА) состоялось открытие Инновационного центра и вручение лучшим студентам специальных стипендий от группы компаний "Ташир".

    • ЕНОКАВАН С "ВИЖНОМ" ЧИБУХЧЯНА
      2017-11-13 12:01
      3241

      У Артака Чибухчяна, директора енокаванского "Апага резорт", на все, чем он занимается, есть свой "вижн". В результате неизвестное армянское село стало местным туристическим центром 

    • ХАКНУТЬ И УБРАТЬ ХВОСТЫ...
      2017-11-10 14:37
      2751

      Когда две страны пропагандистски долго борются друг с другом, они становятся похожими по стилю этой самой борьбы, и в этом ключе можно говорить не только о США и России, но и об Армении с Азербайджаном. Так считает Самвел Мартиросян, популярный блогер (только на его страничку в Facebook подписаны более 50 тысяч человек), а также специалист по медиа. Но в СМИ чаще всего его представляют экспертом по информационной безопасности. 






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ