Последние новости

МОДЕЛИ СЕМЬИ, КАК НАША, НЕТ НИГДЕ В МИРЕ

О стрессах и их последствиях, "семейном насилии", модели армянской семьи и многом другом рассказывает в интервью "ГА" руководитель Стресс-центра, доктор медицинских наук Самвел СУКИАСЯН. 

- Самвел Грантович, психические заболевания, невротические, стрессовые нарушения и т.д. - их в Армении стало больше или меньше?

- Если сравнивать с прошлым годом, существенных изменений нет. Обращаемость примерно та же, структура заболеваний - тоже. По официальным данным, число больных, регистрирующихся в диспансерах (речь идет о собственно психических расстройствах), в Армении составляет порядка 55 тысяч человек. Это, повторюсь, количество учтенных в диспансерах больных с психическими заболеваниями. В данном контексте мы можем говорить о некотором увеличении, но дело не в том, что больных стало больше, а в том, что увеличилась выявляемость. Диспансеры нормально работают, госкзаказ худо-бедно обеспечивается, так что здесь ничего особо непредвиденного не происходит. В структуре же обращаемости в нашу клинику, куда преимущественно приходят пациенты с пограничными состояниями, наблюдается больше невротических нарушений, состояний тревоги, истерических, фобических расстройств.

- С чем это связано?

- Факторов много. Социально-экономическая ситуация, негативный психологический фон, личностные и социальные стрессы, неопределенность, нестабильность жизни в целом - все это факторы, играющие свою роль. В прошлом году после Апрельской войны наметился небольшой, но все же рост обращаемости среди военнослужащих. И это понятно, поскольку известно такое психическое расстройство, как посттравматический стресс. Через некоторое время подобная тенденция пошла на спад - люди смогли решить свои личностные проблемы, вернуться к нормальной жизни.

- A есть статистика, свидетельствующая о том, сколько пациентов с пограничными состояниями полностью вылечиваются, а у скольких проблемы усугубляются и они становятся пациентами психиатрических клиник?

- Нет, такой статистики нет, у нас ее по определению быть не может. Во-первых, наши пациенты не состоят на учете в психиатрических учреждениях. Если они выздоравливают, то к врачам далее не обращаются. А при наличии проблем они начинают обращаться к разным специалистам (неврологам, терапевтам, кардиологам и т.д.), в разные клиники, и на каком-то этапе их потом опять направляют к психиатру  после констатации того факта, что речь идет не о соматической, а о психологической, более того, психопатологической проблеме. У нас в стационаре лечатся около 600 больных в год - из них половина как раз такого рода пациенты. Что касается полного излечения, то это понятие весьма относительное. Больные покидают клинику в состоянии ремиссии. Однако выходит довольно запутанная ситуация. Люди заболели в результате самых разных стрессов (личностных, семейных и т.д.). Пройдя лечение, они избавляются от болезненных переживаний, но ведь сама стрессовая ситуация остается. И когда человек возвращается в эту свою жизненную ситуацию (в ту же семью, на то же рабочее место, к той же теще или свекрови, мужу или жене), что, по-вашему, происходит?

- Стресс "возвращается"...

- Вот именно. То есть в самой ситуации тоже должны произойти какие-то изменения, которые уже от врача не зависят. Большинство проблем, с которыми мы сталкиваемся, не чисто медицинские. Если наряду с внутренними переменами, улучшением самоощущения у человека происходят изменения и на внешнем, социальном плане, то выздоровление идет быстрее, а если причины стресса остаются, то через какое-то время после ремиссии может опять наступить ухудшение.

- А есть люди, которые, пройдя курс лечения, решают кардинально изменить свою жизнь и делают это?

- Конечно. И у них получается изменить ситуацию, решить проблемы, связанные с местом жительства, с неудачным браком, с работой и т.д. Если проблема решается, то, естественно, происходит выздоровление. Важен и другой фактор - способность самого пациента с помощью психотерапевта думать, анализировать, правильно расставлять акценты, определяя причины и следствия. Тогда даже в условиях наличия прежней жизненной ситуации, наличия никуда не девшихся тех же самых причин стрессов у человека меняется к ним, отношение, и это самое главное. К сожалению, для этого требуется определенный уровень образованности, интеллектуальности, а у нас люди, увы, чем дальше, тем больше идут по пути деградации. Мы становимся потребительским обществом в самом худшем его проявлении. На таком уровне решать какие-то ментальные задачи - большая проблема. Ведь не все зависит от врача. Что же касается общественного среза, то, если мы говорим о молодых, у них зачастую хромают образование и воспитание, пожилым трудно меняться, потому что они мыслят категориями, которыми мыслили многие годы, что касается среднего поколения, то оно выбивается из сил, решая элементарно вопросы выживаемости: как обеспечить своих стариков, своих детей и себя. Акценты полностью изменились - в подобных условиях людям трудно оставаться объективными, реалистичными, они только страдают, причем страдают даже в позитивных ситуациях. А страдание ведет к разного рода психологическим проблемам.

- Люди какой возрастной категории к вам обращаются чаще? И кто - женщины или мужчины?

- В основном обращаются люди среднего возраста. Что касается пола, то раньше было больше женщин, а сейчас - мужчин. Женщины более выносливые, что ли, мужчины - слабее...

- Сегодня активно обсуждается навязываемый нам законопроект "О предотвращении семейного насилия и защите лиц, подвергшихся семейному насилию". Поборники его принятия утверждают, что число случаев семейного насилия (в частности, насилия по отношению к женщинам) обрело едва ли не размеры национального бедствия и растет с каждым днем. Причем акцент ставится на формах психологического и экономического насилия в семье по отношению к женщине. А вы что скажете по этому поводу - со многими женщинами, подвергшимися семейному насилию, вы встречались в своей практике?

- Понятно, какую цель преследует этот закон. Оставим в стороне его политическую составляющую и поговорим о "фактуре". Реальность заключается в том, что даже если раньше мужчины притесняли женщин в семье, то теперь ситуация в корне изменилась - женщины притесняют мужчин. Да, именно так: чаще всего морально-психологическое насилие в семье идет со стороны женщины и направлено на мужчину. Зададимся вопросом: может ли сегодня мужчина выполнять свою социальную роль в полной мере - так, как он делал раньше? Однозначно - нет. Сегодня женщины легче и быстрее находят работу, пусть даже более низкооплачиваемую. И даже один этот фактор о многом свидетельствует. Мы знаем, в скольких семьях наших пациентов женщина работает, а мужчина нет...

- Таких семей много?

- Очень много. А теперь скажите мне: если в такой семье муж хлопнет кулаком по столу или попробует "наехать" на жену, какова вероятность, что она не даст в ответ сдачи "сковородкой", заявив, что она содержит семью и этим все сказано?! Я по роду деятельности сталкиваюсь с разными семьями, понимаю, откуда идут те или иные психологические проблемы. В Армении есть районы (например, Мартуни, Варденис, Гавар), где мужчины, если они и есть, отсутствуют дома по полгода, зарабатывая деньги для своих семей на чужбине. И пока их нет, "психологическое насилие" по отношению друг к другу демонстрируют женщины - например, невестка и свекровь.

Навязываемый нам закон - просто попытка протолкнуть чуждые нам ценности, разрушив институт армянской семьи. Если человек совершил насилие, какая разница, где это произошло - в семье или еще где-то? Насилие есть насилие, равно как есть Уголовный кодекс, который должен действовать в подобных случаях. В конце концов, любое общество состоит из разных семей. Что, для каждого принимать отдельный закон? Кстати, важен и другой нюанс: в семье зачастую совершаются такие вещи, что даже тогда, когда налицо факт агрессии, не всегда проговариваются ее корни и причины. Если закон "О предотвращении семейного насилия и защите лиц, подвергшихся семейному насилию" пройдет, он может породить серьезные проблемы как на уровне отдельно взятых семей, так и на уровне общества.

Армянская семья имеет свою специфику, хотя за последнее время она уже подверглась изрядному искажению. Тем не менее именно эта семья сохранила нацию, государство. И такой модели семьи больше нет нигде в мире. Сегодня ее хотят приравнять к модели европейской или американской семьи, которая есть дом, но не очаг. А армянская семья - это очаг. Если мы позволим разрушить традиционную модель армянской семьи, поверьте, добром это не закончится...

Основная тема:
Теги:
  • Тигран_Мазманян 22-Ноя-2017
    Модель армянской семьи это сотни тысяч многожёнцев-мигрантов и однополые женские деревни..Продолжайте заниматься обманом общества..так легче жить видимо.
    Ответить
  • Самвел Сукиасян 30-Ноя-2017
    Уважаемый Тигран, вот об этом и говорится, что нарушается модель армянской семьи и, в первую очередь, нами. А все остальное, наноснов дибавает ее. По моему, это не обман. Будьте благоразумнее и деликатнее.
    Ответить

ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

  • НЕ "CAMP CAMP" НАДО ОБСУЖДАТЬ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ
    2019-02-21 14:45
    247

    "Корень проблем взаимоотношений России и Армении - недостаток внятных двусторонних проектов", - отметил в интервью "ГА" публицист Денис ДВОРНИКОВ.

  • КОМАНДОС: "ТО, ЧТО Я УВИДЕЛ, ПОДТВЕРДИЛО: АРЦАХ ХОТЯТ УНИЧТОЖИТЬ…"
    2019-02-21 13:49
    1224

    Вчера мы отмечали День возрождения Арцаха. 31 год назад, 20 февраля 1988 года, состоялась историческая сессия Нагорно-Карабахского областного Совета народных депутатов, предопределившая государственную независимость Карабаха.

  • ЛЮБОВЬ, "ПОЩЕЧИНЫ", РАЗОЧАРОВАНИЕ…
    2019-02-20 12:51
    1150

    "Эйфория в обществе постепенно сменяется дисфорией", - констатирует в интервью "ГА" психолог Карине НАЛЧАДЖЯН

  • Диана ГРИГОРЯН: "КОНФИСКАЦИЯ ИМУЩЕСТВА БЕЗ СУДА - НАРУШЕНИЕ КОНСТИТУЦИИ"
    2019-02-20 12:41
    1001

    Как заявил Никол Пашинян, возможно, недалек тот день, когда одним из элементов переходного правосудия станет конфискация имущества без суда. Во всяком случае правительство обсуждает эти механизмы, которые, по мнению премьера, считаются нормальной практикой в борьбе с коррупцией с позиции Европейского суда по правам человека, а не ограничением прав человека. "В данном случае действует не презумпция невиновности, а презумпция вины. Если человек не может доказать, что приобрел имущество законным путем, его приобретение считается незаконным", - сказал премьер.






ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ