Последние новости

СЛОВО КАК ЭМОЦИЯ

"Страсти по Шекспиру" на студенческой сцене

На сцене студенческого театра Государственного института театра и кино состоялся очередной показ спектакля "Страсти по Шекспиру". Спектакля, который родился из разрозненных этюдов к экзамену студентов народного артиста РА Грачья ГАСПАРЯНА и переродился в единый организм, о котором заговорила театральная публика.

ИСТОРИЯ НЕ ВСЕГДА ПОВТОРЯЕТСЯ В ВИДЕ ТРАГЕДИИ. ТОЧНЕЕ, ТРАГЕДИЯ, еще точнее, трагедии, повторяются в виде театрального праздника. За последние два года это второе обращение студентов ГИТиКа к коллажам из шекспировских трагедий. "ГА" писал о спектакле The Best Of Shakespeare, поставленном два года назад Заруи Антонян на курсе пантомимы Юрия Костаняна. Спектакле, в котором мимы не просто явили чудеса пластики, но заговорили И заговорили шекспировским языком. Да так выразительно, что спектакль был приглашен в Москву, на студенческий спектакль "Твой шанс" и прошел с огромным успехом.

"Страстям по Шекспиру" удалось повторить этот успех – в том числе и в плане фестивальном. Более того, развить его.

Армянский театр уже откровенно признается, что тонкие вещи, имеющие отдаленное отношение к развлечению, коммерции и капитализации, но непосредственное отношение к искусству театра, рождаются на малых, экспериментальных, камерных сценах. Это деликатесы не для многих, массовому зрителю они не просто не интересны – они отпугивают. Дохода не приносят, а значит, вызывают ироничное отношение у культурной администрации страны. Но почему-то именно эти спектакли делают честь стране на международных фестивалях, позволяют нам не выпадать из обоймы способных носить оружие, а людям театра вне Армении – рассуждать об интереснейшей молодой армянской режиссуре. Именно к таким спектаклям относятся "Страсти по Шекспиру" - этот синтез поиска молодых, направляемы рукой учителя и мастера Грачья Гаспаряна.

"Я объяснял своим детям, что начиная с семнадцатого века и по сей день Шекспир обладает какой-то особенной энергией… Он свободно врывается в век двадцать первый - каждому веку Шекспиру есть что сказать. Они должны подобрать те ключи, которые дадут возможность подобраться к сегодняшнему Шекспиру. И ребята восприняли эти слова очень по-взрослому. Не испугались глыбы авторитета, а восприняли Шекспира как своего друга, с которым можно разговаривать и делиться. Мы изучали период модернизма и постмодернизма и пришли к выводу, что Станиславский – это создатель таблицы Менделеева в театре. Но есть же новые элементы, дополняющие эту таблицу! Когда ты об этом помнишь, спектакль становится современным. Я ничего им не диктовал, а именно координировал. Вот нашли они какую-то форму, механизм – я их направлял, объяснял, как это воплотить. Речь идет о профессиональных навыках. А думали они самостоятельно и реально подходили к процессу творчески – это самое главное для меня", - говорит Грачья Гаспарян.

 Сцена из спектакля 'Страсти по Шекспиру'"СТРАСТИ ПО ШЕКСПИРУ" - ЭТО СПЕКТАКЛЬ-ТРАНСФОРМЕР. В НЕМ НЕ ТОЛЬКО "ГАМЛЕТ" трансформируется в "Короля Лира", а Лир – в "Ричарда III". В нем трансформируется актерская энергия, полная внутренних рефлексий и скрытой пульсации. Что самое удивительное в этом спектакле-эсперанто, пользующимся самыми разными сценическими языками - от драматического монолога до брейк-данса, полного молодежного драйва, от пластических этюдов девочки-пажа в колете и с плюмажем до многоголосого пения самой знаменитой армянской колыбельной "Ари, им сохак" - здесь нет и намека на эклектику. Из этих соединений, казалось бы, несоединимого, рождается эстетное цельное зрелище, а главное, рождаются чувство и мысль, это зрелище двигающие.

"При всем празднике модернизма в основе всего все равно лежит психологический театр. Я просто уверен, что он не может устареть, прекратить свое существование. Он просто пополняет арсенал новыми формами. Я считаю, что, если ты берешь автора, ты должен с ним считаться. Потому что иначе, особенно если это крупный автор, он будет так сопротивляться, он тебя так подставит! На мой взгляд, театр – это наука, и ее надо изучать, без этого нельзя идти вперед, - считает Грачья Ваагнович. - Сегодня твоя интуиция сработала, а завтра может и не сработать. Не стоит все отрицать или все принимать. Но, чтобы быть во всеоружии, надо изучать эпоху, культуру, знать, куда двигается автор и чего он хочет. Сегодня мы говорим об интонационном театре, об интонации, которая противопоставляется тексту. И такой театр существует. Так давайте его изучать, и не надо бояться. Потому что внутренний голос иногда важнее, чем все слова, которые произносятся. Еще я настаивал на том, что Шекспира не надо играть с трагическим лицом. Надо порой "опускаться" до шутки – Шекспир это любит. Ребята все это восприняли, оттуда пошла специфика этого спектакля".

Спектакль "Страсти по Шекспиру", начинающийся знаменитым гамлетовским монологом, это диалог со зрителем. Продуманный и придуманный до самой последней мелочи, не устающий удивлять нетривиальностью решений и отточенностью исполнения. Шекспириана здесь преломлена не столько сферой политики или сферой любви, сколько сферой искусства. В какие-то миги суровое оформление спектакля разрушается блеском эксцентрики и праздничностью карнавала. И по выходе из театра мы еще долго помним эту игру света и тени, полифонию молодых актерских голосов, помним прихотливые пластические кружева, которые плели на протяжении всего спектакля его исполнители, помним маски, закрывающие лицо и открывающие лик, помним макабарские танцы и отчаянный монолог Ричарда. Помним прозвучавшую на разные лады великую фразу, ставшую главным мессиджем спектакля: меня можно расстроить, но играть на мне нельзя. А главное, помним ту невероятную отдачу, с которой работают молодые актеры, тратятся по полной, и оцениваем, как здорово они овладели всем профессиональным арсеналом.

"ЭТО ЗАДАЧА - АКТЕР ДОЛЖЕН ВСЕ УМЕТЬ! – НАСТАИВАЕТ ГРАЧЬЯ ГАСПАРЯН. – Я им все время говорю: это ваше дело и ваше тело, ваш голос, ваш разум, наконец. Это тот инструментарий, без которого нет современного актера. И, если ты всем этим не владеешь, ты неинтересен. Сегодня слово уступает место действию. Как в жизни – мы устали от слов и смотрим на поступки. Я стараюсь развивать этот подход. Вот сейчас мы взялись за "Дом Бернарды Альбы" - работаем только на интонации, на внутреннем голосе, который вылезает из человека. Это может быть стон, вой, песня – что-то рождающееся глубоко изнутри. Как говорил Мейерхольд, слово – это эмоция, а действие – это мысль. Мы хотим понять базу современного театра. Если актер этого не умеет, он актер прошлого века. Сегодняшний актер - он должен быть синтетическим".

Вот мы увидели синтетического актера и увидели будущих режиссеров, которые умеют думать и владеют современной театральной культурой – курс Грачья Гаспаряна актерско-режиссерский. А потом в очередной раз приходит невеселая мысль – что дальше? Как сложится судьба этих ребят в нашем театральном мире, мало где заточенном на вот этот вот театральный язык, которым они только начинают овладевать.

"Я считаю это бедой не только этих детей, но нашего театра. Единственное, что меня утешает, что эти ребята более пластичны, они могут предлагать, искать, альтернативы. Конечно, придется подстраиваться, но у них уже есть свое видение и они умеют на нем настаивать", - говорит Грачья Гаспарян.

Слабое утешение. Концы ножниц между вот таким вот театром и хрестоматийными сценами - при наличии большого количества молодых, современно мыслящих режиссеров – не сильно сблизились. Возникшая в какой-то момент мода на "молодым везде у нас дорога" как-то сходит на нет. Возвращается ситуация, когда интересное и талантливое – отдельно, по углам, большие площадки, финансирование и широкий зритель – отдельно. И это тема отдельного, большого разговора.

А пока остается пожелать молодым участникам спектакля "Страсти по Шекспиру" удачи, которая в актерском деле равна таланту. Пожелать, чтобы время, в котором им придется меньше "подстраиваться" и больше искать и настаивать на результатах своего поиска, все-таки не за горами.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ИСКУССТВО? ХАЛЯВА, СЭР!
      2018-09-05 16:00
      1958

      С 1 октября вступит в силу одна из программ, разработанных совместными усилиями министерств культуры и образования: система школьного абонемента. Среди всех "арт-революционных" программ в культурном ведомстве эта считается едва ли не самой революционной. По крайней мере о ней говорится исключительно с упоением, переходящим в восторг. Только если в Минкульте по этому поводу полные штаны радости, то у руководителей культурных учреждений по тому же поводу полные глаза слез.

    • НЕ ЗВОНИ МНЕ, НЕ ЗВОНИ!
      2018-09-05 15:38
      1431

      "Черный ящик". Что в нем? Скелеты в шкафу? Круто завинченный сюжет? Реплики под острым соусом? Блистательный актерский ансамбль? Минута на размышление. И то, и другое, и третье? Угадали! Приз в студию!

    • НУЖЕН ЛИ СОВЕТ, ЕСЛИ ОН "БЕСПЛАТНЫЙ"?
      2018-08-29 15:58
      934

      То, что при словосочетании "культурная реформа" или "культурная революция" рука у артиста тянется не к перу и кисти, а к автомату, естественно - нахлебались. Впрочем, следует признать, что при всех духоподъемных разговорах об арт-революции нынешнее культурное руководство ведет себя крайне консервативно, без резких движений, с сознанием "я знаю, что ничего не знаю", и это пока лучшее из его проявлений. Тем не менее вокруг дальнейших векторов развития культурной политики звучат разговоры - официальные и кулуарные, а главное, часто взаимоисключающие. И здесь есть над чем подумать.

    • 100 ДНЕЙ ПОСЛЕ ДЕТСТВА
      2018-08-27 17:19
      1318

      Выросло ли руководство Минкульта из коротких штанишек? Министру культуры Лилит МАКУНЦ много пеняли за заявление "Культура – это я!", сделанное ею в первый день назначения. Прошло 100 дней, и министр сотоварищи - с заместителями бросили в народ новый хит грядущего осеннего сезона: "Культурная революция – это мы!" По крайней мере едва ли не каждый, сделанный за отчетный период шаг, был классифицирован "шагающими" как революционный. "Одно то, что Ширакскому краеведческому музею предоставлено здание, – уже революция!" - воскликнул один из заместителей министра, полный энтузиазма. Как хорошо быть неофитом!






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ДВЕ ОПЕРЫ НА ФИЛАРМОНИЧЕСКОЙ СЦЕНЕ
      2018-09-05 16:03
      3440

      В этот вечер, за две недели до открытия концертного сезона, Большой зал филармонии напоминал в буквальном смысле бастион. Афиша предвещала встречу с двумя операми итальянских классиков:  Леонкавалло и Пуччини. И публика, уставшая от бесконечных политических шоу, устремилась в филармонию, несмотря на летнюю жару, демонстрируя неутолимую потребность в изысканности, красоте, одухотворенности, которыми она так обеднена в своей будничной жизни.

    • ИСКУССТВО? ХАЛЯВА, СЭР!
      2018-09-05 16:00
      1958

      С 1 октября вступит в силу одна из программ, разработанных совместными усилиями министерств культуры и образования: система школьного абонемента. Среди всех "арт-революционных" программ в культурном ведомстве эта считается едва ли не самой революционной. По крайней мере о ней говорится исключительно с упоением, переходящим в восторг. Только если в Минкульте по этому поводу полные штаны радости, то у руководителей культурных учреждений по тому же поводу полные глаза слез.

    • СЕЛО МЕЧТЫ ДРАХТИК
      2018-09-05 15:56
      1591

      Три месяца назад под эгидой проекта "Еразанки гюх - Драхтик" (Dream village - Drakhtik) в Ереване начался сбор книг, предназначенных для библиотеки села Драхтик Гегаркуникского марза. К гуманитарной программе присоединился и книжный онлайн-магазин MYbookstore, посредником выступила маркетинговая компания DigiLab, в офисе которой и проходил прием книг. В итоге удалось собрать больше 3000 книг разных жанров на разных языках, предназначенных как для детей, так и взрослых.

    • ПАРУСА ВСЕГДА БУДУТ НУЖНЫ ЛЮДЯМ
      2018-09-05 15:52
      1440

      У "стареющего поколения", к которому я отношу и себя, сегодня явно обозначилась ностальгия по тем временам, когда было не страшно жить. Наоборот, жизнь как бы только открывала свои возможности, обещала счастье, любовь и радость. Спокойные поствоенные и послесталинские реалии хрущевского времени породили новые иллюзии и новые надежды на лучшее будущее. Искренность и простодушие, наивность и глубина, облеченные в совершенную художественную форму - лучшее, что было тогда в поэзии, литературе, кино, театре, на эстраде и в массовом сознании. Это то, чего нам сейчас так не хватает, по чему сейчас многие тоскуют, осознанно или неосознанно.