Последние новости

МЫ ЖИЛИ НА УЛИЦЕ АБОВЯНА

Жильцы старинного дома по улице Абовяна с ностальгией вспоминают о старом Ереване, о той жизни, которая переплелась с историей города и страны 

Самые яркие воспоминания детства у каждого из нас связаны с домом и двориком, с друзьями и соседями. Все это удивительным образом переплетается с историей родного города и страны. Мое детство прошло в ереванском доме по улице Абовяна, 1/1. Известно, что дом некогда принадлежал известному врачу Араму Тер-Аветикяну. В 1912 году он превратил его в частную клинику.

ПОСЛЕ УСТАНОВЛЕНИЯ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ ВСЕ ИМУЩЕСТВО ВРАЧА ПОДВЕРГЛОСЬ ЭКСПРОПРИАЦИИ. Дом передали частным лицам, в числе которых были мой дедушка Арутюн и бабушка Сатеник. В этом доме родились их дети Грач и Аэлита (моя мама). Дедушка и бабушка были ванскими армянами, пережившими ужасы Геноцида, видимо, этот факт также сыграл немаловажную роль при получении квартиры в центре столицы. Случайному прохожему даже невдомек, что в этот дом приходил в гости к своей дочери Ованес Туманян, здесь бывал общественный деятель Александр Хатисян. С балкона этого дома выступал Агаси Ханджян.

Фасад был украшен причудливыми каменными балкончиками с видом на здание Малой филармонии. А вот сзади это был обычный старенький дворик с деревянными резными балконами, на которых хозяйки сушили белье. Несмотря на некоторые недостатки (аварийное состояние, отсутствие санузлов, ходьба в общий туалет зимней стужей по открытой террасе, наличие всякой живности), люди здесь были по-своему счастливы. Под стать внешнему виду был и образ жизни - неторопливый, небогатый, общинный.

 Жильцы старинного дома по улице АбовянаЗдесь все знали друг о друге все. Напротив парадной двери жил профессор, основатель кафедры микробиологии и ректор Мединститута Абгар Исакович Исаакян. Его вклад в медицину неоценим. Мы, дети, любили разглядывать его комнату в замочную скважину. В памяти запечатлелась антикварная мебель, главным украшением комнаты профессора был настенный шкаф с книгами, которые он оставил Ереванскому медицинскому институту. В центре комнаты стоял круглый стол, заставленный микроскопами. В левом углу вырисовывался старинный камин, а в правом - стояла деревянная ширма с богатой резной инкрустацией. Но самый оригинальный атрибут - это лейка, служившая ему душем.

В конце общего коридора была комната полковника Егиша Межлумяна. Он жил со своей женой Сирануш, у которой были густые сросшиеся брови и суровое выражение лица. Были у них две дочери - Римма и Иветта. Хорошо запомнилась старшая дочь Римма - строгая учительница русского языка и литературы. Облокотившись на перила, она любовалась шумной улицей Абовяна, по которой с раннего утра расхаживал Карабала, раздававший прохожим цветы.

В правом крыле дома жили президент Союза национальностей курд Чатоев Володя с женой Альвиной - преподавательницей биологии в университете. Помню, как дядя Грачик каждую субботу готовил во дворе шашлыки и угощал всех. Мои сестры Нара и Мара тогда слыли иконой стиля и законодательницами моды благодаря своей матушке - портнихе тете Вике, которая обшивала весь Ереван.

РАССКАЗЫВАТЬ ОБ ЭТОМ ДВОРЕ И НЕ ВСПОМНИТЬ БАБУШКУ НАДЮ НЕВОЗМОЖНО. В поношенном вельветовом халате и с изможденным лицом эта женщина героически просиживала у подъезда, продавая американские жвачки и семечки. Даже после удачной сделки, продав часть своей квартиры, она осталась верна своему ремеслу и продолжала свой нехитрый бизнес. А с наступлением сумерек в своем ослепительном наряде выходил на прогулку красавец Армен. Прозвище Лорд он получил из-за величавой осанки. Своей горделивой поступью он приводил в трепет не только жительниц улицы Абовяна, но и окрестностей. Его побаивались, чтили и уважали. Несмотря на суровый нрав, для своих дворовых он был помощником и верным другом.

- У нас было все общее, мы не могли себе представить, чтобы день прошел - и мы не собрались вместе попить чаю, поделиться впечатлениями, горестями, бывало, и посплетничаем, конечно, без злобы, по-родственному, - с ностальгией вспоминает тетя Виктория.

 Старый дворикЖили небогато, но весело и дружно. В 6 утра утреннюю тишину нарушал пронзительный звон колокольчика, возвещающий о прибытии мусорной машины. Полусонные жители хватали мусорные ведра и шли к машине. Затем во дворе появлялись продавцы веников и фруктов. Уличный певец запевал незатейливый мотив: "Рубли-копейки - кто больше?" Тем временем у крана начинали толпиться женщины, громыхая жестяными ведрами и тазами. Бабушки принимались взбивать шерсть, в унисон двигателю старого мотоцикла дядюшки Завена домохозяйки включали свои пылесосы.

Двор наполнялся привычным шумом и гамом, тон которому задавала детвора, играющая в жмурки и 7 камней. Не проходило и часа, как дворик благоухал ароматом крепко заваренного чая с корицей вперемешку с запахом гаты, из открытых окон соседи зазывали друг друга на чаепитие. Диссонанс в утреннюю идиллию вносили крики играющих в нарды мужчин. Их конфликт нередко заканчивался кулачным боем. Драма, разыгравшаяся во дворе, затухала на террасе, а обозленные еще час назад соседи уже вместе ели арбуз. И этот несмолкаемый шум и гам продолжались до самой ночи.

Без этого многоголосья трудно было представить себе улицу Абовяна и облик старого Еревана. К сожалению, сегодня многое здесь изменилось, большая часть жильцов разъехалась, многих давно нет в живых, они ушли, оставив добрые традиции будущему поколению.

Красивое здание теперь принадлежит Нине Овнанян, которая после удачной реконструкции превратила его в магазин-выставку. Задняя часть строения осталась нетронутой - это типичная трущоба. Там по-прежнему шумно. Жители с нетерпением ждут, когда появится богатый меценат и предложит хорошие деньги за кусочек старого Еревана с его неповторимым колоритом. 

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ТАК ЧТО НАМ ДЕЛАТЬ С АРМЯНСКОЙ ИСТОРИЕЙ?
      2018-09-24 15:15
      7481

      Один молодой историк не так давно написал статью, содержание которой я приведу без купюр. Но прежде чем ее цитировать, поделюсь с читателем мыслью о том, что в нашем Уголовном кодексе наверняка не хватает одной статьи, касающейся защиты таких святых понятий, как история и честь Армении, армянского  народа от всякого рода поползновений, хотя бы со стороны лиц, наделенных армянским гражданством. О некоторых псевдоисторических выпадах американцев типа историков Рональда Сюни или Ричарда Ованнисяна (отца Раффи) наша газета и многие иные источники и деятели писали не раз. Теперь предлагаю просто прочитать самим от корки до корки статью под названием "Забыть "героическое прошлое".

    • В ДАЛЕКОМ 1963-м...
      2018-08-31 15:29
      734

      ...12 сентября 1963 года в Армению на пару дней приехали Жан-Поль Сартр и Симона де Бовуар. Мне посчастливилось целый день провести с ними, сфотографироваться, побеседовать. Хочу поделиться своими воспоминаниями, которые уже публиковались во французской печати.

    • В ПАМЯТЬ О ДРУГЕ
      2018-08-20 17:29
      2556

      Двадцать лет назад, в 1998 году, академик Левон Мкртчян издал "Книгу скорбных песнопений" Григора Нарекаци (в переводе Наума Гребнева). Это было очередное обращение Мкртчяна к главному произведению гениального армянского поэта X века. Первым была небольшая книжечка Нарекаци на русском языке, вышедшая в 1969 году. В ней было всего несколько глав из "Нарека" (перевод того же Н.Гребнева).

    • БЕЗ ГЕЙДАРА АЛИЕВА НИЧЕГО ТОГДА НЕ РЕШАЛОСЬ (ВИДЕО)
      2018-07-27 12:33
      8836

      К 25-летию первых прямых переговоров Арцаха и Азербайджана Четверть века назад - 28 июля 1993 года состоялись первые прямые переговоры между официальными представителями Азербайджан и НКР. Событие это знаменательно не только самим фактом переговоров в военное время, но и тем, что о встрече тогда запросил официальный Баку: после освобождения 23 июля 1993 года Агдама (ныне Акна) азербайджанские власти вынуждены были обратиться напрямую в Степанакерт с просьбой о перемирии.