Последние новости

ЗАТЯНУВШИЙСЯ АНТРАКТ

Первого апреля Хорену АБРАМЯНУ исполнилось бы 90 лет

…Заполнив своей мощной фигурой раму распахнутой двери, Хорен  Абрамян  оглядывает  собравшихся. Под четкими линиями бровей темные  зрачки. Они окаймлены снизу двумя полукружиями необыкновенно светлых,  даже светящихся  белков, и это придает  взгляду  удивительную силу и красоту. Перед ним толпа расступается, но кажется, что это он, как ледокол, идет сквозь неё. 

ПОЖАЛУЙ, НЕТ СЕГОДНЯ ЗРИТЕЛЯ театра и кино, кто не помнил бы  этого уникального артиста. Ещё при жизни он стал легендой. В споре о том, какое у Абрамяна было амплуа на сцене, вряд ли кто-то из его партнеров ответил бы  точно. Он сам был целой труппой. Когда он выходил на сцену, заставлял    публику забыть все, настолько овладевал её вниманием, что казалось - играет он  один, а остальные репетируют или подыгривают ему. 

Встречи с ним всегда оправдывали ожидания в какой бы из ролей он ни выступал – был ли это Отелло из трагедии Шекспира или Павле в великолепном фильме «Мы и наши горы». Ибо зритель не только подпадал под магию необычайного таланта, но и видел в его лице подлинного актера, какими уже не так богата современная сцена. Актерскому дарованию Хорена Абрамяна одинаково щедро расточали признание и сдержанные скандинавы, и экспансивные итальянцы, и искушенные москвичи.

Возмутитель спокойствия, человек больших масштабов и горячих страстей Хорен Абрамян был уникален не только неповторимостью своей актерской индивидуальности, но и той значительной ролью, какую он сыграл в развитии нашей художественной культуры. Прочно и навсегда он вошел в духовную жизнь нескольких поколений зрителей.

Природа щедро одарила артиста. К яркому таланту она добавила прекрасную импозантную внешность и горячий темперамент. И мы воспринимали его личность неотделимо от его творческого облика. За каждой исполненной им ролью в театре, в кино всегда угадывался сам художник, его душа. И, что очень важно, могучий пласт самой жизни.

 Хорен  АбрамянШИРОКОЕ КРУПНОЕ ЛИЦО, с чуть припухшими веками глаза, седые волосы… И в закрепленности знакомого облика, всегда легко узнаваемого, был большой смысл. Потому что «типаж» изнутри был обогрет душой и талантом, он становился героем из самой жизни, человеком, бывшим для многих людей близким и даже родным. Хорен Абрамян был критерием абсолютного ощущения жизненной правды. Яркий, мощный, беспокойный артист, он позволял себе быть самим собой, что не так уж просто: для этого мало мастерства и таланта – требуется собственное содержание. А оно у Абрамяна было. Отсюда право исследовать и судить, что могло раздражать многих. И отсюда свободная немногословная манера говорить с залом.

Артист прожил удивительно цельную жизнь, напряженную, полную тревог, озарений и мужества. До конца никто из нас так и не почувствовал в нем тяжести пережитых лет, того, что он стареет, хотя хемингуэевские седины давно посеребрили его голову. Эти седины он носил по-абрамяновски горделиво как символ молодости. Всю свою кипучую жизнь, полную гражданского пафоса, неиссякаемого темперамента, он целиком отдал родному театру им. Сундукяна за исключением нескольких последних лет жизни. Он жил, любя и презирая, падая духом и вновь обретая утраченную веру. Бывал пристрастен, заблуждался, но все свои годы прожил открыто, независимо, вольно.

Чем покорял Абрамян? Он изменял дыхание зрителя, предлагал ему иной диапазон чувств, и зритель отвечал ему взрывом эмоций. Для этого надо было играть на самом высоком градусе переживаний. И разве он не делал это всегда, не от этого сгорел? Когда нисходило к нему вдохновение, то казалось, будто на сцену ворвался ураган. Абрамяновские образы были театрально приподняты, но их театральность всегда была заквашена на искреннем и могучем темпераменте, вся пронизывалась необыкновенной силой. Почему он любил играть героев Шекспира? Именно потому, что в шекспировских образах скрыт конфликт, грандиозный по трудности. В конфликтах этих героев с обществом, с властью таится, по его словам, самый высокий предел человеческих страстей.

ВРЯД ЛИ КТО ИЗ ЗРИТЕЛЕЙ сможет забыть созданный им образ Кориолана в постановке Рачья Капланяна и в режиссуре самого Абрамяна. Этот спектакль Сундукяновского  театра   стал подлинным триумфом актера. Была создана особая, насыщенная страстями среда, в которой прекрасно реализовался сложнейший конфликт между гражданином Великого Рима Кориоланом и толпой трусливых плебеев, ведомых демагогическим трибуном. Кориолан в исполнении Хорена Абрамяна – фигура воистину трагического размаха, чья страсть прямодушно открыта толпе и чья смерть в финале воспринимается как очищение от личной вины. Суд над Кориоланом становится судом над нравственной глухотой тоталитарной толпы.

– Играл, как сердце подсказывало, – рассказывал в одной из наших бесед актер. – Кориолан – не слепок с истории. Это и о нас. Насилие над душой, беспомощность перед злом есть в истории любой страны, в любой эпохе. Я хотел сказать, что безграничная власть и нравственность несовместимы. Шекспир – провидец, он с предельной четкостью видел добро и зло и их непримиримую схватку в мире. Этот гигант и сегодня звучит современно. Надо через него суметь акцентировать, что такое добро и что такое зло в нашем современном представлении людей, переживших великие потрясения.

 Хорен  АбрамянОчень сильные, яркие образы Х.Абрамян находил и в пьесах современных армянских драматургов, среди которых образ Аршака II в драме Перча Зейтунцяна «Легенда о разрушенном городе». Аршак II в исполнении Абрамяна хитер и мудр, он стратег и строитель, философ и циник. Он умеет быть коварным и преданным, гордым и ничтожным. Он волнует, восхищает, удивляет. Атакующе неотразим был он и в финале спектакля «Хор Вирап» (2001 г.) по пьесе Зейтунцяна. На сцене вся труппа, занятая в спектакле. В центре – Хорен Абрамян, словно заполнивший собой всю сцену. Расхристанная одежда вопиющих тонов, потустороннее лицо, суровый взгляд. Чудо же было в том, что не оставалось никаких сомнений: в этом человеке больше власти, чем во всех вместе взятых персонажах (хотя на сцене были и очень достойные артисты).

РОЛИ, СЫГРАННЫЕ АБРАМЯНОМ В КИНО, представляют особый интерес. И дело здесь не в одних крупных планах, дававших актеру свободу творческого самочувствия. Экрану нужен был он сам, самобытность его человеческой личности, редкая его способность наполнять каждое мгновение роли чувственным, конкретным опытом. Он был экономен в выборе средств: всегда оставалось ощущение, что он несет еще неведомые, до конца не раскрытые глубины. Простота, доходящая до виртуозности, насыщенная до предела и представляет разгадку его власти над зрителем. Но эта простота – не упрощенность образа. Самое парадоксальное становилось понятным в его исполнении.

Абсолютная естественность, феерическая техника, немыслимая точность отличали многие киноработы. Физические данные Хорена Абрамяна будто специально были приспособлены к кино. Его руки, вся его фигура, глаза способны были выражать состояние человека без слов. Потому он и был киноактером с головы до пят, хотя, на мой взгляд, сцена лучше передавала все оттенки и грани его таланта и мастерства.

Вспомним его Арсена в «Песне первой любви», Геворга в картине «Братья Сарояны», Мясникяна в «Председателе республики», Павле в фильме «Мы и наши горы». Все они сыграны очень органично. Но на свете очень много органичных и подлинных мастеров. Абрамян же был чем-то большим, а чтобы понять это, надо было все же видеть его на сцене театра. Главное, наверное, свойство Абрамяна – непререкаемая власть над зрителем – на пленке не записывалась.

ЗНАЧИТЕЛЬНЫМ БЫЛ АБРАМЯН и в качестве режиссера. Его постановки «Ацаван» по Н.Зарьяну, «Король Джон» по Шекспиру, «Тыл» по пьесе А.Калантаряна, «Семья преступника» Джакометто и другие стали вехами в истории театра им. Сундукяна и Драматического театра Гюмри.

О Х.Абрамяне говорили, что он неуживчив. Может быть. Но ведь он всю жизнь искал творческого созвучия, понимания своего душевного мира, принятия своих критериев в искусстве. Можно только удивляться, как за полувековую творческую жизнь, среди метаний и поисков он не растерял своей самобытности, «непохожести»... Хорен Абрамян   принадлежал  к  таким  актерам, которые  навсегда остаются для многих эталоном. Его виртуозность вселяла веру в  то, что  в  искусстве соединимо  казалось  бы, несоединимое. Таким он и живет в  нашей памяти и время уже не властно над ним.

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ОДНОЙ ЛИШЬ ДУМЫ ВЛАСТЬ
      2020-05-28 10:42
      534

      Сегодня день рождения поэта Акопа Акопяна. С его именем у нас связано представление о поэзии, вобравшей в себя пафос революции, пафос великого и драматического времени. Поэзия Акопяна, овеянная ветрами и бурями эпохи, проникнутая светом правды , обращена к будущему. В его произведениях есть взволнованное, страстное отношение к событиям, которое составляло основную черту поэтического мышления крупнейших поэтов конца XIX- начала XX веков.

    • ПОД ОСЛЕПИТЕЛЬНЫМ ПРОЖЕКТОРОМ ИСТОРИИ
      2020-05-22 10:06
      5340

      …Худое, будто иссеченное дождем и ветром лицо. Острый и одновременно печальный взгляд. Кажется, одни превратности судьбы, а не ясные лучезарные дни, оставили след на его лике, в котором определенно есть что-то трагическое. Этот портрет Шарля мне показал замечательный художник Александр Баграмян, нарисовавший его не с натуры, а, как он рассказывал, под сильным впечатлением от исполненной им песни. Как же должна быть исполнена песня, чтобы создать вот такой точный, психологически глубокий портрет!

    • ХУДОЖНИК СЧАСТЬЯ
      2020-05-18 15:22
      6594

      Роберт Элибекян - художник уникальной творческой одаренности. Изысканная психологическая нервная природа его происходит из того скрытого от глаз пространства, которая присуща его личности. Элибекяна можно и нужно видеть на его персональной выставке или в мастерской. Чувствовать, как глубоко и тщательно готовит он каждую минуту к воссозданию образа, как все, что появляется на холсте, проходит через его сердце. Как продумана и мастерски выполнена форма его созданий.

    • В УСЛОВИЯХ САМОИЗОЛЯЦИИ
      2020-05-14 10:40
      4013

      Сейчас, когда не знаешь, с кем  и о чем говорить, мыслями обращаешься к художникам, композиторам, за чьим творчеством следишь много лет, чьи  биографии уже давно нельзя разделить  на то или иное произведение, превосходное  или удачное - неважно: существует  личность в  нераздельности своих пристрастий, взглядов, убеждений.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • ОДНОЙ ЛИШЬ ДУМЫ ВЛАСТЬ
      2020-05-28 10:42
      534

      Сегодня день рождения поэта Акопа Акопяна. С его именем у нас связано представление о поэзии, вобравшей в себя пафос революции, пафос великого и драматического времени. Поэзия Акопяна, овеянная ветрами и бурями эпохи, проникнутая светом правды , обращена к будущему. В его произведениях есть взволнованное, страстное отношение к событиям, которое составляло основную черту поэтического мышления крупнейших поэтов конца XIX- начала XX веков.

    • ПАМЯТИ СЕРГЕЯ ОГАНДЖАНЯНА
      2020-05-26 13:22
      1266

      15 мая на 69-м году жизни безвременно ушел от нас Сергей Беникович Оганджанян. За годы сотрудничества с редакцией «Голоса Армении» он опубликовал целый ряд статей, посвященных армянским ученым, достижениям инженеров и конструкторов Ереванского НИИ математических машин, связанных с разработкой многих вычислительных комплексов, эксплуатируемых как в СССР, так и в странах СЭВ. Многое из этих материалов докладывалось на международных конференциях, публиковалось в российских научных изданиях.

    • СПОРТИВНЫЙ ПЕДАГОГ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ
      2020-05-25 18:00
      838

      Несмотря на тревожную ситуацию с эпидемией коронавируса, в Армении возобновился национальный футбольный чемпионат. В связи с этим уместно будет вспомнить человека, внесшего большой вклад в развитие отечественного спорта, особенно футбола, – Эдуарда Григоряна.

    • ЛЕВ ЗИЛЬБЕР, ГЕНИАЛЬНЫЙ ВИРУСОЛОГ, ПОБЕДИВШИЙ ВСПЫШКУ ЧУМЫ
      2020-05-25 12:09
      1317

      Ученый Лев Зильбер стал основоположником советской медицинской вирусологии и создателем первой в Советской России вирусной лаборатории. Академик, получивший международное признание, лауреат Сталинской премии и ордена Ленина трижды отсидел по тюрьмам и лагерям СССР. В 50-е в ходе рентгена грудной клетки Льва Александровича молодая врач поразилась множеству сломанных ребер ученого, на что он ответил, что всему виной автокатастрофа. Ни на одном из допросов, невзирая на самые жестокие пытки, Зильбер не подписал вменяемые ему признания и ни разу не согласился оклеветать коллег.