Последние новости

СЧАСТЛИВЫЙ ПРОВАЛ

Дню этому полагалось стать одним из самых достопамятных в истории нашего села. После тянувшегося несколько лет бурного строительства в центре возвышенного квартала Конд наконец должен был открыться наш огромный клуб-библиотека кинозал, который своим представительским видом уже издали внушал бы гордость работавшим в колхозных полях садоводам, поднимавшимся в горы дояркам и животноводам, большим и малым жителям окружающих кварталов.

Я НЕ ЗНАЛ, ОДНАКО, ЧТО ЭТОТ ДОЛГОЖДАННЫЙ ДЕНЬ все же останется в моей памяти из-за некой злополучной истории, а я, пятилетний малыш, знавший назубок не только месроповский алфавит, но и карту мира, вернее, самый настоящий вундеркинд сельского значения, который знал на память "Взятие Тмбкаберда" Туманяна, а увидев в трехлетнем возрасте развернутый на каменный плитах в ущелье длинный моток шерсти, закричал "вай, мама, Италия!", долго буду конфузиться из-за этого несостоявшегося дня.

После дневной репетиции праздничного концерта, посвященного открытию клуба, тетя отвела меня из школы домой, мама надела на меня заботливо выглаженные синие брючки и мою самую нарядную белую сорочку, сшитую ее собственными руками из гладкой шелковой ткани бывшего подвенечного платья, прикрепила к груди значок октябренка, а дядя в свою очередь отвел меня к вечеру на площадь, где стоял новый клуб.

Товарищ Рафик - старший пионервожатый нашей школы проводит последнюю репетицию в совершенно пустом зале, дает последние советы школьным певцам-певицам, танцорам-танцовщицам и чтецам-чтицам, и все нам становится ясно, каким концертом мы должны ознаменовать великое событие этого дня.

Немного погодя наконец открывается занавес, после выступлений перед битком набитым залом председателя колхоза, потом партсекретаря наши девочки с воодушевлением танцуют "Букет цветов", затем один из ребят восторженно декламирует "Гюльнару"... Все идет как положено. Завтра вся деревня наверняка будет говорить о нашем концерте...

Как самому младшему из школьных отличников, мне доверено прочитать знаменитое произведение Гургена Боряна - трогательное стихотворение о вожде нашей страны и партии, которое, хотя и самое короткое изо всех известных мне стихотворений, но содержит непонятные мне слова и выражения. Наша учительница говорила, что Ленин был очень хорошим вождем, любил всех живущих в бедности людей и народы и своими делами многих осчастливил. Товарищ Варсеник также рассказала нам, что дедушка Ленин не похоронен в могиле, как другие умершие люди, а лежит и спит в своем мавзолее на площади в Москве.

И вдруг среди этих мыслей... ведущий объявляет мое имя. Под бдительным взглядом товарища Рафика я срываюсь с места, шагаю к началу сцены, помню - с прямой осанкой, не быстрыми и не медленными шагами. Останавливаюсь прямо на краю сцены и еще вспоминаю - высоко поднять голову:

- Я стою перед твоим портретом с тоской...

ПОКА Я ПРОИЗНОШУ ЭТИ НЕСКОЛЬКО СЛОВ, совсем близко от меня вижу нечто такое, чего в жизни никогда-никогда не видел... Не видел такого странного, многоликого и такого многоглавого, волнующегося в беспорядочных движениях этого ужасного дракона, внимательно и пристально созерцающего сцену единого множества зрителей. И голос мой слышу словно из другого мира, словно это не я произношу слова стихотворения, а кто-то другой...

- Дальше, дальше, - слышу тревожный голос товарища Рафика, - продолжай!..

Я ничего не продолжаю, потому что ничего уже не помню, вместо этого смотрю на вначале медленно, потом быстрее волнующегося зрителя, который то дает какие-то советы, то веселится и хохочет, то соболезнующим взглядом изучает меня.

Бушующий шумный зал пытается утихомирить председатель колхоза - кстати, муж моей старшей тети.

- Да тише вы, люди, помолчите, дайте послушать, что этот ребенок хочет сказать.

"Люди" немного "помолчали", а я пытаюсь сосредоточиться на своем тексте:

- Я стою перед твоим портретом с тоской...

И... больше ничего и ничего.

За спиной слышу отчаянную подсказку товарища Рафика:

- Наш старший товарищ, наш дорогой вождь...

Слышу, но... продолжаю как загипнотизированный смотреть на все более и более волнующийся и хохочущий многоглавый, многоликий зал-дракон... И даже не чувствую, как старший пионервожатый возвращает меня в строй.

...Весь завтрашний день будет одним из самых грустных дней моей жизни. Все будут говорить об этом и задавать вопросы.

Хорошо еще день был воскресный, а не то от стыда я и в школу не пошел бы. И что еще хорошо было, что вернувшийся из Еревана дядя привез для меня целую кипу разноцветных книжек со сказками.

- Что случилось с этим ребенком? - спрашивает дядя у моей матери.

- Не знаю. На вчерашнем концерте забыл стихотворение о дедушке Ленине, потому и переживает.

Дядя с пониманием относится к моей неудаче, может, в детстве и с ним случилось нечто подобное. А потом обещает на будущей неделе взять меня с собой в Ереван. Его обещание производит на меня воздействие сильной панацеи.

И ВОТ ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ МЫ ДЕЙСТВИТЕЛЬНО едем в Ереван. По дороге я впервые вижу и узнаю... Арарат, который видел только на картинах! А на завтра я целый день гуляю с тетей по Еревану, вижу знакомые и родные - также по картинам - площадь, памятник Давиду Сасунскому, Оперу, крытый рынок...

- Очень уж был ребенок опечален, в тот день на концерте он забыл стихотворение, вот решил привезти его, пусть развеется,- рассказывает вечером дядя.

- Вай, боже мой, а мне и невдомек, почему так удручен этот ребенок. Да разве знающий так много стихов забыл бы? - удивляется в свою очередь тетя, которая любит гордиться перед соседями и знакомыми своим племянником-"вундеркиндом".

- Какое стихотворение забыл? Теперь такие сложные вещи задают детям, как же, чтобы половину не забыли, - излагает свое мнение муж моей тети.

- Да нет, маленькая вещь была - о дедушке Ленине...

- О Ленине?.. Да очень хорошо и сделал, что забыл.

Дядя улыбается, а тетя, наверное, в который уже раз вспыхивает...

- Ах ты снова начал? Я тебе говорю: в один прекрасный день придут, всех нас в Сибирь упекут - и дело с концом. Ну хватит же тебе болтать, как будто дашнак.

- Да, я дашнак, пусть приходят, забирают. О черных делах Ленина люди еще узнают, - сопротивляется супруг, - все узнают, какие несчастья он обрушил на голову нашего бедного народа, - справедливый Севрский договор заменил дьявольским карсским заговором, дал туркам оружие и золото, чтобы они пришли и захватили наш Нахиджеван...

Потом оборачивается ко мне:

- Молодец, мой мальчик, очень правильно ты поступил, что не продекламировал. Это не ты забыл, а наверное, ангел с небес спустился, не допустил, чтобы твои невинные уста прославляли этого дьявола.

Я не понимаю, конечно, большую часть сказанного дядей, но помню, как однажды, когда наш сосед-старшеклассник в первый раз показал на карте наше село, я очень удивился, узнав, что окруженный с трех сторон Арменией Нахиджеван и мое родное село находятся за пределами Армении. Теперь, сопоставляя кое-что, я понял, что дедушка Ленин и вправду не был таким хорошим дедушкой, как написано в книгах, что не только не осчастливил людей и народы, а, наоборот, навлек несчастья и бедствия на очень многих, а почти прильнувшее к Армении мое родное село подарил называющимся азербайджанцами туркам.

И еще я понял, что чем больше времени пройдет, тем вернее этот злополучный день моей жизни постепенно из провального дня невезения превратится в счастливый день познания правды и справедливости.

Артак В. ВАРДАНЯН

Август, 2020

Перевод с армянского - Анаит Хармандарян

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • НАХИДЖЕВАНСКИЕ КОРНИ РОЗИ АРМЕН
      2020-06-25 05:24
      424

      Отец певицы сражался в отрядах самообороны Гарегина Нжде Много лет назад, в далеком 1966 году, когда я был еще школьником и в первый раз ехал в Ереван один – на поезде Баку-Ереван, в битком набитом азербайджанцами вагоне нашел интересного соотечественника, беседа с которым, естественно, шла вокруг нашего родного края – Нахиджевана. – Я всегда удивляюсь,– говорил он,– как это получается, что бывший исстари колыбелью армянской музыки, сказителей-гусанов Гохтн-Нахиджеван во все времена давал и сегодня продолжает давать все новых и новых выдающихся деятелей армянской культуры. И спутник мой перечислял хорошо известные армянству и миру многочисленные имена нахиджеванцев по рождению или корням, в числе которых было имя уже очень любимой  в эти годы певицы Рози Армен.

    • РЕЛИКВИИ ИЗ СВЯТОЙ ЗЕМЛИ
      2019-04-18 10:00
      2200

      Этой дорогой почти полтора века назад прошел мой прапрадед Вардан. В тот день он проснулся рано, до первых петухов, взвалил на мула хурджин: с одного боку свой скромный дневной паек - смесь раскрошенного сухого лаваша и сыра, то есть "плов из крошек", с другого - припасенный для мула ячмень. Повернулся к находившейся на склоне горы Камотдар нашей родовой часовне Сурб Акоба, прочитал, исполненный благочестия, "Отче наш", перекрестился и, держась за уздечку мула, спустился к роднику Ншахпюр, где его ждали прибывшие из соседних деревень еще несколько паломников. Прапрабабушка моя плеснула ему вслед воды из крынки и с тревогой помолилась за его безопасное паломничество и благополучное возвращение.

    • КАПЛЯ ЧИСТЕЙШЕЙ СЛЕЗЫ
      2014-10-03 15:07
      1363

      О тебе я не писал никогда. Ведь писать о матери в силу какого-то неписаного правила - священное табу, и никогда не осмеливался я обратиться к этому хрупко-заветному миру. Теперь, когда уже завершилась твоя земная жизнь, когда тебя уже так давно нет в доме, по старой детской привычке я решил тайком от тебя сделать что-то запретное... Решил написать о тебе.   Мне кажется, что ты и на этот раз простишь меня, ведь каждое написанное о тебе слово, каждая буква будут омыты будоражащими душу воспоминаниями, горькими слезами по невероятной потере, но будут увиты всем теплом моей души, сладкой и нежной тоской по ушедшим дням...

    • КОНФЕТЫ ДЕДУШКИ ИМРАНА
      2013-08-22 00:00
      1000

      Имран – друг моего деда. Они вместе провели детство, вместе пасли когда-то ягнят в наших горах, играли в наших полях и садах, вместе выросли и возмужали. И дружба их продолжается уже много-много лет. Он единственный друг моего деда, который, придя в гости, ночует у нас и лишь на следующий день возвращается домой. У моего деда лицо смуглое и нос орлиный, а лицо Имрана белое и чуть-чуть тронуто желтизной, немного продолговатое и прозрачное. Он очень добрый дедушка, всегда приносит нам с сестрой конфеты-яблочки – в полосочку, как арбузы, с красными и белыми дольками, большие и маленькие. А летом наш двор наполняется ароматом привезенных им самых крупных, самых пахучих и самых сладких в мире дынь...






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ