Последние новости

АРМЕНИИ ГРОЗИТ ИЗОЛЯЦИЯ ТАКЖЕ В ЭЛЕКТРОЭНЕРГЕТИЧЕСКОМ СЕКТОРЕ

"Политика Азербайджана, нацеленная на полную изоляцию Армении, вопреки разговорам о разблокировке, сегодня воплощается в жизнь также в электроэнергетическом секторе", - констатирует в интервью "ГА" доктор политических наук Ваге ДАВТЯН.

- Иран в лице министра энергетики Али-Акбар Мехрабиана заявил, что готов подключить электрические сети страны к энергосистемам Азербайджана и России. Ранее на саммите в Ашхабаде было достигнуто соглашение между Ираном и Азербайджаном по газу. Этого следовало ожидать? И что означает синхронизация энергосистемы Ирана, в частности, с Азербайджаном, для Армении и региона в целом?

- Решение более чем ожидаемое. Еще в 2018 году, после подписания международной конвенции по правовому статусу Каспийского моря, Баку начал активизировать энергетический диалог с Ираном. В результате постепенно в ирано-азербайджанскую повестку был включен вопрос о формировании международного электроэнергетического коридора ''Север-Юг'' с синхронизацией электроэнергетических систем Ирана, Азербайджана и России.

При этом, двумя годами ранее было подписано международное соглашение о создании аналогичного электроэнергетического коридора по логистике Иран-Армения-Грузия-Россия, что позволило бы обеспечить взаимные перетоки между этими странами. Фактически, политика Азербайджана, нацеленная на энергетическую изоляцию Армении, вопреки разговорам о разблокировке коммуникаций, сегодня воплощается в жизнь также в электроэнергетическом секторе со всеми вытекающими отсюда последствиями. Синхронизация в данном контексте означает обеспечение взаимных электроэнергетических перетоков, активизацию экспортно-импортных операций, выбывание из которых сулит Армении серьезные геоэкономические риски, связанные с продвижением своей электроэнергии на внешних рынках, прежде всего – на иранском и грузинском.

Что касается ашхабадского соглашения по газу, то речь фактически идет о формировании свопового коридора Туркменистан-Иран-Азербайджан с целью поставок газа в Азербайджан объемом до 2 млрд куб.м в год. При этом решение сопровождается заявлением иранской стороны о привлечении Баку к геологоразведке и добыче на иранском шельфе Каспия. Все это – результат формирования общей энергетической повестки между Тегераном и Баку с привлечением также Ашхабада, с которым у Азербайджана также весьма динамично развивается энергодиалог. В частности, сегодня он ведется по части совместного освоения месторождения Достлук.

Все это меняет архитектуру безопасности в Кавказско-Каспийском регионе с вытеснением Армении из основных энергетических проектов и в особенности электроэнергетических рынков.

- С 2018 года, после "бархатной революции" в Армении, темпы строительства третьей линии электропередачи Иран - Армения резко снизились, а проект строительства ЛЭП Армения - Грузия оказался вовсе заморожен. Эксперты утверждают, что таким образом, претворяется в жизнь многолетний сценарий Баку, согласно которому электроэнергетический коридор Север - Юг проходит через территорию Азербайджана. Что должны делать и не делают армянские власти, дабы не допустить реализации подобного сценария? Или нам все равно?

- Так и есть, после 2018-го процесс интеграции Армении в электроэнергетический коридор ''Север-Юг'' был приостановлен. Выделю в этом основные риски безопасности.

Синхронизация электроэнергетических систем Азербайджана и Ирана означает возможное снижение объемов экспорта электроэнергии из Армении в иранском направлении. Отметим, что сегодня мы экспортируем в Иран до 1,5 млрд кВт.ч. При этом, в случае запуска 3-ей высоковольтной ЛЭП Иран-Армения, мы получили бы возможность как минимум удвоить экспорт. Однако, данная ЛЭП, которую планировалось сдать в эксплуатацию еще в 2019 году, не готова, чему в значительной степени способствует также сложная геополитическая архитектура в регионе и слабые позиции Армении.

Что касается грузинского направления, то после 2018-го был приостановлен процесс реализации проекта новой ЛЭП Армения-Грузия с подстанцией ''Ддмашен'', что позволило бы нарастить экспорт в направлении нашего северного соседа. Сегодня, в результате бездействия армянских псевдо-властей, нами полностью утерян грузинский рынок электроэнергии, на котором некогда мы занимали неплохие позиции. Более того, с недавних пор мы сами начали импортировать электроэнергию из Грузии, что было обусловлено прежде всего 141-дневной остановкой АЭС.

Однако в целом активизация импорта из Грузии вписывается также в политику либерализации армянского электроэнергетического рынка, в результате чего в ближайшей перспективе Армения ''откроет ворота'' для внешних поставщиков. С учетом больших энергетических амбиций Турции и Азербайджана в регионе, не исключено, что в перспективе Армения по грузинским инфраструктурам будет импортировать сгенерированную в этих странах электроэнергию (отметим также из года в год растущий экспорт из Азербайджана в Грузию), а в случае нормализации отношений с ними – импортировать напрямую. Это будет последний гвоздь в крышку гроба армянской энергетики.

Впрочем, действующий режим не мыслит геостратегическими категориями, рассматривая энергетику исключительно в потребительском ключе. Раз дома горит лампочка, значит все в порядке. Будучи страной с избыточными электроэнергетическими мощностями, Армения должна искать новые пути экспорта электроэнергии, лишь в этом случае можно будет говорить о возможности осуществления более или менее социально-ориентированной тарифной политики в стране.

- Иран, Азербайджан и Грузия достигли договорённости об организации транзитного маршрута, соединяющего Персидский залив с Черным морем, о чем заявил гендиректор Управления международного транзита и перевозок Иранской организации по обслуживанию дорог и транспортировке. Между тем, до последнего времени Иран придерживался иного приоритета в выстраивании своего торгового выхода к Черному морю - через территорию Армении. Почему сменились акценты? И чем для Армении чреват тот факт, что нас фактически "выкидывают" из значимых региональных проектов?

- Сейчас мы наблюдаем формирование геополитического треугольника Россия-Иран-Турция. Несмотря на многочисленные и глубокие противоречия, эти страны ''санкционного клуба'' пытаются выстроить единую повестку, что берет начало еще в 2016-2017 гг. в Сирии и сегодня, после последней Арцахской войны, получает свое окончательное оформление.

В этом контексте Иран, будучи ключевым бенефициаром коридора ''Север-Юг'', стремится обеспечить себе выход на Россию и дальше, по возможности, на Северную Европу. Учитывая саботаж стратегии ''Север-Юг'', который устроил армянский ''бархатных режим'', Иран сегодня идет по пути выстраивания транспортных коммуникаций с Азербайджаном, чему в значительной степени будет способствовать проект железной дороги Казвин-Решт-Астара.

Отмечу, что уже летом этого года международный коридор ''Север-Юг'' фактически был запущен, когда первый грузовой поезд направился из Финляндии в индийский порт Мумбаи по территории Азербайджана. Далее последовал рост напряженности между Ираном и Азербайджаном вплоть до демонстрации военной силы, закончившейся достижением сторонами ряда важных решений по энергетическому и транспортному взаимодействию. Налицо пример эффективного конфликтного управления.

Вместе с тем не стоит исключать, что Иран может пойти по пути диверсификации своей транспортной стратегии, выстраивания параллельных коммуникаций как с Азербайджаном, так и Арменией.  Насколько мне известно, помимо ряда транспортных путей, связывающих Азербайджан с Нахиджеваном и Турцией через территорию Армении, на столе переговоров находится также вопрос формирования транспортного пути Иран-Нахиджеван-Ерасх-Ереван с выходом на грузинские порты.

Однако даже в этом случае очевидно, что Армения становится второстепенным игроком в стратегии ''Север-Юг'', тогда как до недавних пор рассматривалась в качестве ключевого транзитного государства в мультимодальном коридоре Персидский залив-Черное море, о чем, кстати, несколько месяцев назад заявлял также Нью-Дели – другой ключевой участник коридора, отношения с которым у Армении продолжают не сходить с мертвой точки. 

- Ясно, что в своих энергетических проектах (как и любых других) Иран, в первую очередь, руководствуется своими собственными национальными и государственными интересами. Как мы можем обеспечить максимально взаимовыгодное энергетическое сотрудничество с этой страной, являющейся важнейшим и главное – дружественным нам соседом? Какие конкретно шаги для этого нужно предпринять?

- Прежде всего, нам необходимо определиться, что есть армянский национальный интерес. Об этом говорят все, однако конкретный смысл в это выражение мало кто вкладывает. Нам нужна национальная идея с определением основных внешнеполитических ориентиров, с обозначением своего места на геополитической карте мира. Но на данный момент мы всего-навсего инструмент в руках региональных и международных акторов.

 Разумеется, для определения своей национальной идеи и интересов необходимо провести колоссальную работу, предполагающую сотрудничество академических, экспертных, финансово-экономических, силовых, политических кругов. Далее, при определении своей геополитической дислокации, важно выработать стратегию национальной безопасности, стратегию внешней политики, а также, возвращаясь к основной теме нашего разговора, доктрина энергетической и транспортной безопасности. В рамках этих разработок должны быть представлены основные инструменты армянской национальной энергетической и транспортной дипломатии, в том числе для продвижения армянской электроэнергии на иранском рынке. Последнее представляется наиболее важным, учитывая детерминирующую роль транспорта в современных международных процессах.

Очевидно вместе с тем, что все это возможно лишь путем глубинной смены власти в Армении.

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • БОЛЕЗНЬ РАВНОДУШИЯ ДЛЯ НАС РАЗРУШИТЕЛЬНА
      2022-08-19 09:52
      228

      В день трагедии "Сурмалу" кто-то во дворе зажигал фейерверки, салют – может, день рождения или какое другое торжество. Громкая музыка, смех, веселье. Эти люди не могли не знать об ужасающей трагедии, произошедшей в ТЦ «Сурмалу», не за тридевять земель, а в родном городе, гибели людей, не могли не знать о раненых, продолжающих оставаться под завалами. То, что случилось в торговом центре, вызывает ужас перед хрупкостью человеческой жизни, внезапностью смерти, чувство сострадания и сопережевания у любого нормального человека. И даже невозможно себе представить, чтобы адекватный человек, независимо от повода, громко веселился, в то время как в двух шагах от него творится трагедия с его соотечественниками, спасатели продолжают работать на месте трагедии, до сих пор извлекая людей из-под завалов.

    • МАНЕВРЫ МЕЖДУ ВЕДУЩИМИ ЦЕНТРАМИ СИЛЫ УГРОЖАЮТ СУЩЕСТВОВАНИЮ АРМЯНСКИХ ГОСУДАРСТВ
      2022-08-16 10:25
      1261

      «При пашиняновском режиме мы являемся очевидцами лишь новых человеческих и территориальных потерь», - отмечает в интервью «ГА» политолог Андраник ОВАННИСЯН.

    • "ПОТОМУ ЧТО ЭТО ПРЯМАЯ УГРОЗА ЖИЗНЕННЫМ ИНТЕРЕСАМ ИРАНА"
      2022-08-15 09:42
      3983

      "Заявление Байрамова - попытка оказать пропагандистское и политическое давление на Армению", - говорит в беседе с "ГА" заведующий кафедрой иранистики факультета востоковедения ЕГУ Вардан ВОСКАНЯН.

    • «МЫ ПРОДОЛЖАЕМ ИГРАТЬ В ПОЗАПРОШЛОГОДНЮЮ ИГРУ, ХОТЯ КАРТИНА МИРА ИЗМЕНИЛАСЬ»
      2022-07-29 10:16
      7772

      «Убедить народ в том, что наше будущее связано именно с турками – путь абсолютно бесперспективный», - говорит в интервью «ГА» социолог, академик НАН РА Геворг ПОГОСЯН.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ