Последние новости

МЫСЛЬ, СОВЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО

"Остров спасения" - так называлась одна из его книг...

Есть люди, которые сами - как остров спасения. Их словно со всех сторон омывают какие-то иные воды, не позволяющие замутить мысли и душу. А когда остров этот уходит под воду, она еще долго остается чистой, и ею можно смывать грязь всяческого популяра...

Не стало киноведа и театроведа, профессора ЕрГИТиКа, заслуженного деятеля искусств РА, кавалера медали Мовсеса Хоренаци Сурена АСМИКЯНА.

"ТАКИХ ЛЮДЕЙ, КАК СУРЕН ГУРГЕНОВИЧ, СРЕДИ НАС, ЧЕМ ДАЛЬШЕ, остается, увы, все меньше. Истинный интеллигент - в нем сочетаются мысль, совесть, достоинство и глубокая порядочность. Артистический темперамент - любую ситуацию он переживает с детской непосредственностью. Уже которому поколению театроведов и киноведов он передает свои неисчерпаемые мысли, интеллектуальные и эстетические критерии и воззрения. Живет и мыслит свободно, не только не склоняет головы перед условностями и предписаниями, но делает это не натужно, без позы, ведь это генетическая основа его естества. Будучи мягким и скромным, он умеет бороться. На своем поле боя, с присущей его перу страстностью публициста и парадоксальным глубинным анализом художественного материала он умеет свести жизнь к итоговым формулам и вести ее вперед. Пишет книгу о финале, о конце -"Книга (без) конца" - но в ее сути остается бесконечность", - такую, удивительно точную характеристику дала Сурену Гургеновичу профессор ЕрГИТиКа Нарине Саргсян, когда готовился материал к его 80-летию.

Неизменный берет и крепкая сигарета в тонких нервных пальцах, чуть уставшие и чуть грустные глаза за толстыми стеклами очков, порывистый детский смех. И неистребимая любовь к "не имеющим практического применения", а значит, "бессмысленным" разговорам. В этих разговорах не было и тени преподавательской привычки к резонерству. Зато в них была привычка и потребность интеллектуала и интеллигента к мысли как к эмоции и к эмоции как мысли, была неистребимая потребность в наблюдении, размышлении - над сближениями и пропастями, взлетами и падениями, над преходящими событиями и спасительными, иммунными основами человеческого бытия. Что это было? Крепкая белая косточка интеллигента во многих поколениях? По-детски открытая душа, которую не способен переломить никакой разуверяющий жизненный опыт? Несломленный романтический дух "шестидесятничества" с его неистребимой верой в новое, свободное и прекрасное?

Внук легендарной артистки Асмик, филолог по первому образованию, он закончил аспирантуру ВГИКа в Москве, в 1970 г. защитил диссертацию. Долгие годы работал на "Арменфильме" сначала просто редактором, затем - в должности главного редактора Госкино. Потом Институт искусств Академии наук. А с начала 80-х и на протяжении почти 50 лет Государственный институт театра и кино стал тем местом, где Сурен Гургенович не просто учил артанализу - он учил культуре в самом широчайшем контексте этого слова. Ведь, возможно, главное в Асмикяне было то, что он "делал атмосферу" - ненавязчиво, негромко, без лозунгов и призывов, одним только своим присутствием.

Одна из уже бывших студенток профессора написала о нем: "С гордостью могу сказать, что мне посчастливилось называть Сурена Гургеновича Мастером, Учителем. Этот в самом широком смысле человек искусства умеет обучить своего студента не только профессии. В нашей такой многозначной жизни он умеет привить способность оставаться человеком".

В ПРЕДИСЛОВИИ К СВОЕЙ КНИГЕ "ЭСТЕТИКА МОЛЧАНИЯ В ДРАМАТУРГИИ ХХ ВЕКА" Сурен Асмикян написал: "Подверглась сокрушительной атаке, казалось, незыблемая, гениальная гегелевская система - классификация искусств в соответствии с их спецификой. Живопись, начиная с "Черного квадрата", покусилась на сам предмет – основу основ всякого изображения. В музыке живой голос подменяется фонограммой-плюс и не пытается возродить самое сокровенное – мелодию. В театре актер все решительнее выталкивается на задворки сцены, а в литературе, даже если невозможно все пространство предоставить бессмысленной абракадабре, можно ограничиться упразднением всяких знаков препинания. Кино, в момент своего рождения заявившее о своей способности увековечить реальный миг жизни, даже в течение века не сумело остаться верным своей "самостности". В итоге из искусства стал исчезать сам человек как данность. Но, может быть, этот вывод – всего лишь домысел заблудшего (или постаревшего) сознания? Есть и другая позиция. В природе и в истории торжествует принцип цикличности, кризисы плодотворны, дебилизация (если только она не навязана специально) - только кажущаяся, и человек не деградирует, нет, наоборот, идет процесс обновления, в том числе и внутреннего мира человека. Кто знает?".

Искусство про человека, свет, направленный на человека и идущий от человека - такова была суть его эстетического кредо. Об этом были написаны его многочисленный - более 500! - статьи и книги.

А еще Сурен Асмикян написал пьесу. Называется она "Сквознячок". Это пьеса-воспоминание о таком знаменитом когда-то ереванском кафе, где за внешней богемностью творческая жизнь кипела едва ли не меньше, чем на подмостках театров, в кинопавильонах, мастерских художников. Персонажи пьесы - Сос Саркисян, Генрих Малян, Левон Нерсисян - друзья, соратники и сорадователи автора, все те, кто не только "делал искусство страны", но делал лицо Еревана, его черты, добавлял портрету города красок и благородной породы. Но "Сквознячок" - это не просто и не только ностальгия Сурена Асмикяна по молодости, тоска по ушедшим друзьям. И это не скорбное гамлетовское "порвалась связь времен". Это убежденность в том, что связь неразрывна, что конвульсивный пунктир еще сойдется, сложится в линии - в линии жизни, не просто размазанной по денежной купюре. Сложится в новый портрет нового поколения, и этот портрет вновь будет благороден и прекрасен.

...Вдруг захотелось оказаться на премьере спектакля "Сквознячок" по пьесе Сурена Асмикяна на студенческой сцене ЕрГИТиК-а - какой замечательной данью памяти и благодарности она бы стала! А если не доведется... Эта память и благодарность все равно останется - ведь на протяжении почти 50 лет он обращал в свою высокую веру молодых. И умел оставаться человеком-островом, который со всех сторон омывают какие-то иные, чистые воды, не позволяющие замутить мысли и душу.

Профессор, посвятивший жизнь исследованию искусства, ушел ... Но его высокая вера осталась. Вдруг захотелось поверить, что таких людей, как Сурен Гургенович Асмикян, не в силах отменить никакое время, даже более сложное и страшное, чем наше.

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • "СЕЛЕНИЕ ЭСТЕБАНА" – КАК РОЖДАЕТСЯ В ЛЮДЯХ ПЕСНЯ
      2024-02-28 11:08
      1720

      "...И показывая на мыс, горой из роз поднявшийся на горизонте Карибского моря, скажут на четырнадцати языках, смотрите, вон там, где ветер теперь так кроток, что укладывается спать под кроватями, где солнце светит так ярко, что подсолнечники не знают, в какую сторону повернуться, там, да, там находится селение Эстебана...", - так говорил Габриель Гарсиа Маркес.  "Селение Эстебана" - не как символ недостижимого элизиума, а как символ готовности людей воплотить свою мечту. Но прежде чем воплотить, мечту надо узнать, услышать и обрести. И если она толкает к внутреннему преображению, совершенно не важно, из чего мечта родилась - из миража, из ничего или даже из выброшенного на берег морской волной утопленника.  Об этом спектакль "Эстебан", поставленный по рассказу Г.Г. Маркеса "Самый красивый утопленник в мире" Надеждой ИСРАЕЛЯН на сцене Государственного театра кукол им. Ов. Туманяна.

    • КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ АРЦАХА, КОТОРОЕ НУЖДАЕТСЯ В ОМБУДСМЕНЕ
      2024-02-24 10:10
      2819

      В последние месяцы, пока Министерство... и культуры активно занималось закрытием театра "Гой", пропихиванием учебника с "новейшей" трактовкой армянской истории и прочими благолепными делами, вокруг кое-что происходило. Точнее, происходило на территории Арцаха. Азербайджан успешно продолжает реализовывать геноцид по отношению к армянской культуре. Едва ли не в еженедельном ритме поступает информация о том, что летят головы с мемориалов и кресты с храмов, и от этих известий хочется побольнее стенку прибить. Международный уголовный суд считает такие проявления международным военным преступлением. Что печально и неудивительно, МОНКС в этом контексте занят совершенно иными, "благолепными" делами, и от этого хочется прибить уже не стенку...

    • ГРОБОВЩИКИ ТЕАТРА ОТМЕНИЛИ "ГОЙ". НО ДОБИЛИ ЛИ?
      2024-02-21 10:24
      3134

      "Почему борются во Вселенной муха и одуванчик?.. Для того, чтобы каждый, кто бьется за добрый лад, был смелым и милосердным, как мятежник. Для того, чтобы мы смели ответить на кощунство и ложь Сатаны. Какие страдания чрезмерны, если они позволяют сказать: "И мы страдали?", - написал когда-то классик...  Утешение, конечно, так себе. Но Национальный экспериментальный художественный театр "Гой" им. А. Мазманяна имеет полное право сказать, что он был смелым по отношению к немилосердным и сумел ответить на кощунство и ложь Сатаны. И говорить о "Гое" в прошедшем времени очень не хочется, а хочется верить, что театр, в названии которого зашифровано бытие, продолжит свое существование.

    • ПУСТЬ БУДЕТ И АРМЕНИЯ, И НАЦИОНАЛЬНЫЙ, И ДАЖЕ СУНДУКЯН!
      2024-02-20 10:33
      2130

      Охота к переименованиям... Ее можно было бы воспринимать как веру в то, что если имя - это судьба, то новое красивое имя может стать путем в рай. Только вот общий контекст заставляет сильно опасаться такой охоты - как благих намерений, которыми вымощена дорога в ад.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ