Последние новости

ЛИСТЬЯ САРЬЯНА И ДРУГИЕ ИСТОРИИ ЮРИЯ РОСТА

16 октября в Доме Москвы открылась выставка фоторабот замечательного фотографа и журналиста, писателя, актера и телеведущего Юрия Роста - признанного, легендарного, неповторимого...

ОН ПУБЛИЦИСТ, УСПЕШНО РАБОТАВШИЙ В ВЕДУЩИХ ИЗДАНИЯХ: "Комсомольская правда", "Литературная газета", "Московские новости", "Новая газета"... Он же автор нашумевших телевизионных проектов "Конюшня Юрия Роста" (1994-1998 гг.) на НТВ, "Рэгтайм, или Разорванное время" - на телеканале "Культура". Сын актера Михаила Роста, он снялся в нескольких игровых фильмах, и не только российских. Лауреат государственной премии в области литературы и искусства, он особенно отличился созданием своего направления в журналистике, где текстовое эссе и фотозарисовка связаны неразрывно.

Выставка "Групповой портрет на фоне века" организована по предложению и под патронатом Дома Москвы, экспозицию подобрали сам автор и Ольга Нестерцева, заместитель директора медиа-арт Музея Москвы. В коллекции - портреты людей "узнаваемых и не очень" - Белла Ахмадулина, Галина Уланова, Майя Плисецкая, Валентин Гафт, Алиса Фрейндлих, Георгий Данелия, Отар Иоселиани, Андрей Сахаров, Мартирос Сарьян, Сергей Параджанов, Булат Окуджава и другие, а с ними и "Десять братьев", "Мама в коммуналке", "Чистильщик обуви", "Свинарки", "Рыжие", сидящая на руинах землетрясения Азнив Мкртчян... Всего 40 работ. Это лишь толика огромной коллекции фотографий, сделанной Ростом в разных уголках мира.

 Фотограф и журналист, писатель, актер и телеведущий Юрий Рост- Юрий Михайлович, как подбиралась экспозиция нынешней выставки?

- Очень легко. В экспозиции много моих любимых снимков. Одна часть - сборные фотографии, отдельный стенд с 5-ю снимками посвящен Андрею Сахарову и Елене Боннер. Далее процентов 20 - моим армянским друзьям и Армении. Кадры, связанные с Арменией, - особая часть моего творческого наследия. Здесь Сергей Параджанов, Мартирос Сарьян, Михаил Гаспаров, Гаяне Хачатурян и знаменитый скульптор, теперь уже московский, Георгий Франгулян. Одной фотографии скоро исполнится 30 лет, снята она в Ленинакане в дни землетрясения. Для меня образ Азнив Мкртчян, сидящей на остатках пожитков, как молитва, впитавшая в себя трагедию всего армянского народа, Ленинакана, Спитака и других городов и сел, оказавшихся под руинами землетрясения 1988 года. Экспозицию открывают самые ранние мои работы, одной из них уже за 70 лет.

- Когда вы начали фотографировать?

- Я снимаю с 7-8 лет, хотя еще раньше успел снять парад, но пленка не сохранилась. А фотоаппарат мне подарил дядя. Вернувшись с войны, он привез мне "Цейс Икон".

- Но изначально вы получили профессию спортсмена, а не фотографа...

- Сначала я окончил Институт физкультуры и стал тренером по плаванию и водному поло, работал тренером, затем поступил на факультет журналистики Ленинградского университета.

 Работа Юрия Роста- Чем привлекла журналистика?

- Меня не привлекала тренерская работа, а журналистом хотел стать абстрактно. В то время я ничего не писал: моя первая заметка появилась в "Комсомолке" 22 июня 1966 или 1967 года, мне было лет 27 - взрослый дядя. И так понеслось по жизни. То, чем я занимался в прессе, было и остается журналистикой, несмотря на смену эпох. Я писал и пишу о конкретных людях и ситуациях, представляю мир таким, каким он мне видится. По-моему, это и есть журналистика, а не то, чем занимаются пропагандистские издания. Да, мое творчество не похоже ни на чье, но раз оно выдержало испытание временем, значит, имеет право называться журналистикой в чистом виде. Во всяком случае здесь, на выставке, нет ни одного человека, за которого мне было бы стыдно или неловко.

- Что у вас первоначально - текст или фото?

- Это как история с яйцом и курицей. Иногда текст, иногда фото, порой я иллюстрирую текст фотками, сейчас все чаще, но нередко исхожу от эссе и от фотографии. Был такой чешский писатель Людвиг Ашкенази, он писал тексты, но к чужим фоткам. Были и другие, которые иллюстрировали свои тексты фотографиями. У меня же фото и текст - равноправные партнеры. Возможно, это оттого, что я никого не копирую и не копировал, хотя бы потому, что я их не знаю - фотографов, журналистов, разве что некоторых.

- В их числе и легендарный фотограф Анри Картье-Брессон?

- Ну да. Встреча с ним запомнилась навсегда. Ее устроил мой друг и известный режиссер Отар Иоселиани, с середины 1980-х проживающий во Франции. Он дружил с Картье-Брессоном и однажды отвез меня к нему. Я наспех взял имеющиеся под рукой фотографии. Картье-Брессону было уже под 90: это был высокий, красивый пожилой мужчина, встретивший нас очень тепло. Он посмотрел мои снимки, стал спрашивать о том, что на них изображено. Мы просидели два с половиной или три часа, я вкратце изложил содержание текстов, Отар переводил на французский. Картье-Брессон слушал внимательно, затем подарил мне свою книгу "Европейцы". Он был уникальной личностью, революционером в фотографии, научил фотографов три раза выбирать: видеть кадр, увидеть его на пленке и увидеть под увеличителем - по тем временам это были разные вещи. Он посоветовал мне вновь просмотреть соседние с готовыми фотографиями негативы. И я сделал немало открытий. Одно связано с моей известной фотографией "Чистильщик обуви", которую я выставлял не раз, а затем вдруг обнаружил в соседнем кадре неповторимый взгляд чистильщика, который смотрит на аппетитную попу проходящей мимо его мастерской дамы. Я отпечатал и этот снимок, и теперь, начиная с нынешней выставки, обе фотографии путешествуют в дуэте.

- Ваши герои всегда смотрят в объектив, почему?

- Они видят, что я их снимаю, и это нормальное общение. Потом я ухожу, и уже с фотографий они смотрят на зрителя, завязывая беседу. Я снимаю человека в том мире, в котором он живет, поэтому это я должен приспосабливаться к нему, а не наоборот.

- Есть ли для вас разница в раскрытии внутреннего мира при съемке знаменитостей и обычных людей?

- У меня всегда одно требование - чтобы не было стыдно, что я снял этого человека. Я привез в Ереван фотографии людей узнаваемых и незнакомцев. Знаменитостей публика узнает сразу, потом вдруг замечает "свинарок" и начинает читать о них, затем о девочке с болящим зубом, несчастной Мкртчян Азнив, которая сидит с куском хлеба на развалинах прежней жизни.

- Вы исколесили разные страны и города, что привлекало вас в разных людях?

- Мой английский недостаточен, чтобы проникнуть вглубь человека, а на территории империи Советского Союза я спокойно общался со своими героями по-русски. Много лет назад у меня возник замысел проекта "Групповой портрет на фоне мира", для него мне был нужен мир без людей. Я снял на цветную пленку все континенты. Затем издал книгу: в ней мир цветной, а люди черно-белые. Это не пейзажи, а портреты цвета мира!

- Вы привезли пять фотографий Сахарова...

- Из них минимум три гениальные. Одна снята в ереванском аэропорту, где Сахаров уходит в туман, это фотография ухода. Другая сделана дома: этот портрет нравился и мне, и ему. И третья с притчей, когда человек сидит на кухне, работает, а в доме происходит то, что он не совсем понимает.

- Вы часто бывали в Армении?

- Не часто, но бывал: свидетельства тому висят на этих стенах. Бывал задолго до землетрясения, затем снимал и эту трагедию, даже составил книгу, изданную в Лондоне. Ни в России, ни в Армении к проекту интереса не проявили, хотя я выкладывал материалы в "Литературной газете". Путешествие с Сахаровым, кстати, того же периода.

 Работа Юрия Роста- Расскажите историю фотографий Сарьяна и Параджанова.

- Здесь два снимка с Параджановым. У нас были чудесные отношения. Однажды я с коллегой отправился к нему, и тут в гости зашли актер Гоги Харабадзе и еще один русский паренек, делавший рамы для коллажей. Параджанов ринулся устраивать представление, надел на Гоги плащ, который якобы изготовил для Феллини. Все закрутилось, народ начал баловаться, я попытался снять. Вышла уникальная фотка в зеркале, куда мы попали вчетвером. Затем вышли во двор, где Сергей устроил "второй акт". Так появилась и вторая фотография. С Сарьяном была другая история. Ему было за 90, когда я напросился снять его. Мы приехали к маэстро, он сидел за столом, брал лист бумаги из папки, рисовал на нем листья и бросал на пол, потом встал, подошел к окну и долго смотрел вдаль. Вскоре Сарьян умер.

- Какую из фотографий вы особенно любите?

- У вас, к примеру, пятеро детей, кого из них вы любите больше?

Фото Армена Енгояна

Основная тема:
Теги:

    ПОСЛЕДНИЕ ОТ АВТОРА

    • ТАНЦЕВАЛЬНЫЙ SUMMEET НА СЦЕНАХ ЕРЕВАНА И АШТАРАКА
      2024-06-22 11:29

      Армения готовится к знаменитым «летним встречам» - Международному фестивалю современного танца SUMMEET, который в этом году состоится в четвертый раз и охватит два города нашей страны – Ереван и Аштарак. С 24 по 29 июня на лучших сценах двух городов достижения своего танцевального искусства покажут коллективы из Франции, Швейцарии, России, Казахстана и, конечно, Армении. Наша страна по традиции представит программу Armenian Showcase, включающую лучшие работы современных армянских хореографов.

    • ДВА ДНЯ С «ДИКИМ ФЕСТИВАЛЕМ»
      2024-06-21 10:07

      22 и 23 июня в Национальном центре камерной музыки им. Комитаса состоится фестиваль «дикой» музыки Yerevan Savage Art Festival. В течение 10 концертов отечественные слушатели и гости столицы смогут насладиться выступлениями музыкантов из США, стран Европы, бывших республик СССР и, конечно, Армении.

    • ЖИВОПИСЬ СВЕТА ЛУСИНЕ ДАНИЕЛЯН
      2024-06-19 10:33

      15 июня Армянская Апостольская церковь отметила один из трех праздников, посвященных первому армянскому католикосу - Обретение мощей Св. Григория Просветителя. В этот день в музее "Рубен Севак" Первопрестольного Эчмиадзина открылась выставка семи работ архитектора, художника, педагога Лусине Даниелян, которая представила публике акварельные картины с изображением Первопрестольного армянского собора.

    • ТРИ ДНЯ С АРХЕОЛОГИЕЙ
      2024-06-19 10:17

      В Армении стартовали "Европейские дни археологии" - международный проект, призванный выявить национальное археологическое наследие и при помощи серии мероприятий сделать его достоянием широкой мировой общественности. Программа рассчитана на три дня и проводится в нашей стране уже в третий раз. "Европейские дни археологии" возникли во Франции в 2008 г., где и прошли впервые под руководством Национального института превентивных археологических исследований (INRAP). С 2019 г. Дни стали привилегией всей Европы, а с 2020 г. к ним присоединилась и Армения. Археологический праздник длится, как правило, три дня, когда разные слои общества - от узких специалистов, студентов до далеких от науки граждан и детско-юношеской аудитории получают возможность познакомиться со сферой археологии во всей ее широте.






    ПОСЛЕДНЕЕ ПО ТЕМЕ

    • «НЕ ПОЗВОЛИМ ОТДАТЬ ВРАГУ ЗЕМЛЮ, ДАВШУЮ 5 МАРШАЛОВ И СОТНИ ГЕРОЕВ!»
      2023-07-13 10:15

      Необычная экспозиция портретов маршалов-армян из села Чардахлы и героев нескольких поколений на фоне флагов Арцаха и Армении на ереванской площади Республики привлекает внимание гостей столицы и местных жителей. Люди подходят к импровизированным стендам, фотографируются с автором гражданской инициативы и подолгу беседуют.

    • Зограб РКОЯН: «БЕЗ АРЦАХА НЕ БУДЕТ АРМЕНИИ»
      2023-04-28 10:46

      Каждая встреча с фотожурналистом Зограбом Ркояном – это невероятное путешествие по Арцаху с богатством и многообразием памятников культуры и архитектуры этого древнего армянского края. Показывая тот или иной снимок, сделанный в Кашатаге, Шуши, Карвачаре, Гадруте и других районах Арцаха, Зограб сразу погружается в историю и с увлечением рассказывает о храме, монастыре, хачкаре, старинном мосте и других образцах культурного наследия, которые он снял за годы жизни в Бердзоре.

    • «СИЛА ПАМЯТИ» ВО ИМЯ АРЦАХА
      2022-11-10 10:24

      В Степанакерте, в здании Драматического театра им. В.Папазяна открылась выставка фотографий Севака Асряна, известного под псевдонимом Лернаин. В экспозиции 44 снимка, запечатлевших дивные природные уголки и историко-культурные памятники утерянных после 44-дневной войны территорий Арцаха.

    • МГНОВЕНИЯ ГАГИКА АРУТЮНЯНА
      2022-11-02 09:24

      "Мы шагаем, движемся вперед. Наши мысли движутся с нами, рождая разные идеи, настроения. Эти мысли сталкиваются или со стеной, или, как в моем случае, с собственной тенью на сгоревшем доме, заходят в тупик. И не всегда мы способны объяснить эти мысли сами себе: очень многое дается нам мучительно трудно..."